Sign up

Автандил
Невроевич Накашидзе (Кутубидзе)

K'alak'i T'bilisi 
born in 1954
Subscribe0
Feed
    Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). With a bouquet
    Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Cyclist
      Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Still life-3
      Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Still life-4
      Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Sermon on the Mount
      Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Sermon on the Mount
      Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Music 4
      Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). In the bedroom
      Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). With a mirror
      Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Yard 1
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Guardian angel
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Morning
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Music 2
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Madonna
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Still life-1
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Still life-2
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Landscape-1
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Music-1
        Music-1
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе)
        To post comments log in or sign up.
        Original   Auto-Translated
        Avtandil Nakashidze, known as Avtandil Kutubidze is a Georgian artist whose works are almost in all countries exhibition spaces and private collections. His success story has begun from the 90s of the last century, since then he has permanently organized personal exhibitions. In 2011 he became an UN Ambassador for Peace. He is still participating in exhibitions and cultural events in various countries.

        An angel knocking at our door. 
        It may seem strange that some artists of the 21st century still remain loyal to the traditions of classical art storytelling despite an array of other technological tricks present today with using new techniques, materials and borrowing virtual plots with characters of the cyberspace. To Nakashidze, the evanescence of the virtual world, when information is changing every second, is alien. His artistic stance is the function of artistic images borne by the folk epic and religious traditions of Georgia rather than time. With him a woman is always feminine and therefore desired and a man is always masculine, strong, clever and passionate. The artist in his late fifties is still romantic who keeps getting amazed at everything alive that is born or found unexpectedly in nature, society, books or in the paintings of his idols emanating vital energy of beautiful creation.
        Personal criteria – to be in unison with his soul, inner world and be truthful to his professional principles and the ethical taboo of his conscience elaborated through his creative asceticism.
        Line – this is the main criterion of the artistic quality of a work. In his Coquette an almost monochromatic gamut of a chosen color palette underlines its graphics and elegance; as for color nuances, they are created only by using shades of similar tonalities. The brightness is not on the outside: it emanates from inside. It is the light created on the canvas by all-embracing femininity of his heroines: dreamers, coquettes, musicians, bicycle riders, and of course by playing with imaginary and ever beautiful Eve, who ate the forbidden fruit and made herself a wanted and delightful muse.
        Composition is almost always spontaneous: the artist works without a preliminary sketch. For him the most important thing is a play of imagination delving into the depths of the canvas. But even the most playful subjects, their seeming lightness are borne by practicing painting for years, by experience in choosing a composition which is never premeditated but is borne by heart. The artist rarely resorts to a posing model. Its presence in the studio is caused by the author’s attention to anatomic details of the figure and is needed for draftsmanship of different parts of the body, for giving elegance to arms and legs like in his Birth of Music. The artist sometimes solves this problem using grotesque lengthening hands and feet of a model on purpose to follow the rhythm of the music of the painting.
        Nirvana of the emptiness. It is important to give a painting a space to breathe; therefore, paintings not created for a particular customer surprise us with proper patches of void, unfilled fragments of the canvas. In such cases, a mental image of the painting catches the eye of the observer taking them to the heights of the spirit (Virgin and Child). Using this technique, the artist leaves a space for an observer to take part in the plot of the painting. Quite often these patches of void in his paintings serve the purpose of filling them with the imagination of the observer for whom painting is a process of meditation.
        Religion to Avtandil Nakashidze is the synthesis of the spirit and soul when attending a church becomes as important as breathing air. But subjects of his religious paintings are never connected to canonical religious texts. Working on the composition, in this case, is a kind of getting to know oneself through immersing oneself in the events of the past era creating a feeling of witnessing them. That is why in the painting Jesus among Apostles and Saints there are additional details and strokes creating an atmosphere of love and acceptance for every character from the apostles to the simple men who turned out to be in focus by accident. Religious painting, according to the artist, must carry spirit, light and prayer. The artist conveys these peculiarities by using nuances of light which is accomplished by glazing and figures looking like they are separated from the objective reality flying in the expanse of color emanating light.
        Categories of freedom, humanism, and spirituality are leitmotifs running through his entire works in which there is a tinge of irony, some elements of playfulness in the expressiveness of the postures of his models deliberate disproportion of which plays second part to the melody of the harp. Its symbolic magic strings, which the artist touches with his fingers, demonstrate absolute love for life and everybody that he encounters on his way, for those who are chosen to be his travel companions who derive genuine satisfaction from his art and participate in the creation of art in the name of humanism becoming gourmets of the beautiful.

        Mazheykina Galina
        Art critic
        To post comments log in or sign up.
        Original   Auto-Translated
        Может показаться странным, что в XXI веке некоторые художники остаются в традиции классической живописной манеры повествования, несмотря на множество иных технологических приемов, явленных сегодня использованием новых техник, материалов и заимствованных виртуальных сюжетов с персонажами кибер- пространств. Накашидзе чужда сиюминутность виртуальности, когда информация меняется ежесекундно. Его творческой позиции неподвластны время, а художественные образы, рождены народным эпосом и религиозной традицией Грузии. Здесь женщина всегда женственна и потому желанна, а мужчина – мужественен, силен, умен и страстен. Художник в свои неполные шестьдесят – по-прежнему романтик, продолжающий удивляться всему живому, трепетно и неожиданно рожденному или обнаруженному в природе, в социуме, в книгах или в холстах его кумиров, излучающих жизненную энергию творения прекрасного.
        Личностный критерий – быть в ладу со своей душой, внутренним миром и быть верным, выработанным творческой аскезой, профессиональным принципам и этическим табу его совести.
        Линия – это главный критерий художественного качества произведения. В его «Кокетке» графичность и изящество подчеркивает нежная, почти монохромная гамма выбранной палитры, а цветовые нюансы создаются только оттенками краски близкой тональности. Яркость не снаружи, она лучится изнутри. Она – есть свет, созданный на холсте всепоглощающей женственностью его героинь: мечтательниц, кокеток, музыкантш, велосипедисток и, конечно, игра с воображаемой и вечно прекрасной Евой, вкусившей запретный плод и сделавшей саму себя желанной и восхитительной Музой.
        Композиция почти всегда спонтанна, художник работает без предварительного эскиза, для него важна игра воображения, погружающая в пространство холста. Но даже самые игривые сюжеты, их кажущаяся легкость поддержаны многолетней практикой станковой живописи, опытом в выборе композиции, которая никогда не бывает надуманной, а рождена сердцем. Художник редко обращается к позирующей модели, необходимость её присутствия в мастерской обусловлена вниманием автора к анатомическим особенностям фигуры и нужна для прорисовки отдельных частей тела, для передачи изящества рук и ног, как в его «Рождении музыки». Художник иногда гротескно решает эту задачу, умышленно удлиняя кисти рук или ступни модели, следуя за ритмом музыки, которая звучит через полотно картины.
        Нирвана пустот. Важно дать картине «дышать», именно потому творческие работы, выполненные не для заказчика, поражают правильными пустотами, незаписанных пространств холста. В таком случае живописный мыслеобраз магнетически притягивает взор зрителя, унося его к высотам духа. ( Мадонна с младенцем). Этим приемом художник оставляет место для соучастия зрителя в сюжете картины, часто пустоты в его живописных композициях дают интенцию к заполнению их игрой воображения того зрителя, для которого живопись – это процесс размышления.
        Религия для Автандила Накашидзе – есть синтез органики духа и души, когда посещение церкви становится необходимым как воздух. Но вместе с тем его сюжеты религиозной живописи никогда не связаны с каноническими религиозными текстами. Работа над композицией в этом случае носит интерпретационный характер познания себя через погружение в пространство событий тысячелетней давности, создавая ощущение присутствия на месте событий. Вот почему в картине «Иисус среди Апостолов и Святых» вводятся дополнительные детали и штрихи, создающие атмосферу любви и приятия ко всем действующим лицам от апостолов до простых людей случайно оказавшихся в кадре. Религиозная живопись, по мнению художника, должна нести дух, свет и молитву. Художник умело передаёт эти особенности с помощью нюансов цвета, достигаемых лессировками и воздушностью фигур, как бы оторванных от бытия, и летящих в пространстве цвета, который излучает свет.
        Категории свобода, гуманизм, духовность проходят музыкальной линией через все его творчество, в котором есть немножко иронии, немножко игры, придуманной им экспрессии в позах его моделей, сознательная неправильность которых вторит звучанию мелодии арфы. Её символические волшебные струны, которые как бы перебирает художник, демонстрируют абсолютную любовь к жизни и к тем, кто встречается на его пути, кто выбран им в попутчики, получающими истинное наслаждение от творчества, и участвующими в создании искусства во имя гуманизма, становясь гурманом прекрасного.

        Мажейкина Галина
        Арткритик, искусствовед
        To post comments log in or sign up.
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Ascension
        $1,077.00
        Ascension
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе)
        2019-2019, 75×45 cm
        To post comments log in or sign up.
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе). Entry of Jesus into Jerusalem
        $1,077.00
        Entry of Jesus into Jerusalem
        Автандил Невроевич Накашидзе (Кутубидзе)
        2018-2018, 60×75 cm
        To post comments log in or sign up.
        Show more