Original   Auto-Translated
Case study на примере башкирского арт-конкурса "Малая Родина" 2019
Автор: Наталья Гарбер, эксперт по трансформационной культурной дипломатии, лауреат премии Европейской академии наук, автор модели культурного бренда России, победитель конкурса «Звезды Внеземелья» команды космонавтов РКК «Энергия», включена в Honorary Mention List of the 45 New Millenium Writings Award (США, топ-15% лучших работ); декабрь 2019 – июнь 2021.
Культурный бренд Евразии: искусство новой игры для пробуждения Планеты.

Я верю, что наука может дать достойный ответ на проклятие бомбилы, хотя первый, кто пробивается через стену, всегда набивает шишки. Управляющие игрой делают вид, что новый способ ведения дела угрожает игре, хотя он угрожает только привычным источникам их доходов – и от этого у них слетает крыша… Но дальше тот, кто не перестроит свою модель работы, станет ископаемым, - потому что будет сидеть и смотреть, как Red Sox выигрывают мировую серию.
Заключительная реплика из фильма «Человек, который изменил все»

Творческое объединение «АртПуть» выбрало финалистов конкурса «Моя малая родина» в январе 2020: 50 победителей по номинациям «Жанровая картина. Любимый дом, двор, улица, город», «Пейзаж родного края», «Портрет», «Натюрморт в этностиле», «Поэзия малой родины» и «Художественное вдохновение», а также 24 дипломанта, чьи работы показались организаторам обещающими. И когда выставка победителей конкурса наконец открылась в пространстве «АртКвадрат», я провела мастер-класс по культурному брендингу для малой группы инициативных финалистов, на котором свела образ Башкирии, получившийся как совокупный бренд призеров. А затем сопоставила его с обзорным культурным Интернет-образом республики - и выстроила интегральную художественную стратегию развития культурного бренда Башкортостана. И теперь, если реализовать эту модель, малоизвестная миру небольшая республика может изменить принцип конкуренции национальных брендов, выиграв эту глобальную игру по новым правилам. Если, конечно, решится стать игроком глобального брендинга Планеты Земля, а не смотреть на то, как по этой модели побеждает Red Sox.
Культурный бренд Евразии: искусство новой игры для пробуждения Планеты.

Поле игры мировых культурных брендов под эгидой ЮНЕСКО
Люди необъективно смотрят на обычные доводы и очевидные недостатки: возраст, внешность, черты характера. Билл Джеймс и математика все это давно просчитали. И я верю, что из 20 000 игроков мы сможем собрать отличную чемпионскую команду из 25 человек, которые нам по карману, потому что остальные недооценивают их… Это наш новый подход к работе:
мы считаем карты за Блэк Джеком, чтобы выиграть у казино.
Реплика из завязки фильма «Человек, который изменил все»

Бренд – это цельный образ, настолько ценный для его потребителя, что тот предпочитает товары и услуги этого бренда другим, и платит за их приобретение более высокую цену, чем у конкурентов. Культурный бренд территории – города, республики, страны – совокупно проявляет через все древние и современные культурные практики душу этой территории, включая ее государственное устройство и народные традиции, экономику и бизнес, культуру и природу. Хорошая культурная идентичность – навигатор на пути вперед.
Развитием культуры и расширением международных связей в образовании, науке и искусстве в рамках межнационального и межконфессионального согласия на планете занимается ЮНЕСКО. Комитет Республики Башкортостан по делам ЮНЕСКО был образован в 1998 году, а в 2008 прошла презентация Республики Башкортостан в Штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже под названием «Башкортостан: 450-лет вместе с Россией», на которой республика стала вторым (после Москвы) субъектом РФ, подписавшим соглашение о сотрудничестве с ЮНЕСКО. В соответствии с этим соглашением в 2012 году в Предварительный список Всемирного наследия ЮНЕСКО вошел природно-культурный объект «Башкирский Урал – земля Урал-батыра», включающий в себя пещеру «Шульган-Таш» и башкирский народный эпос «Урал-батыр», переведенный ныне на английский, французский, немецкий и ряд языков народов РФ.
С тех пор башкирский Национальный центр народного творчества сформировал электронный каталог из 70+ объектов нематериального культурного наследия народов Башкортостана. В рамках сети биосферных резерватов ЮНЕСКО «Человек и биосфера» создан заповедник «Башкирский Урал», увеличивающий потенциал республики в области экологического туризма и устойчивого развития, к которому подключают также заповедник «Шульган-Таш» и национальный парк «Башкирия», а также проекты создания Геопарка ЮНЕСКО и межрегионального биосферного резервата на стыке Челябинской области и Республики Башкортостан.
С 2014 года Уфа как центр игры на курае, горлового пения узляу, музыкального фольклора, опер и балета Башкирии стремится войти «Сеть творческих городов ЮНЕСКО» по номинации «Музыка». Работа ведется в этом направлении с 2014 г. 2018 году республика участвовала во Всероссийской Фольклориаде, в 2020 году ее арт-проекты, включая передвижную выставку призеров конкурса «Моя малая Родина», станет частью Всемирной Фольклориады. Развитие молодежных творческих проектов может вестись в партнерстве с «Умной школой» уфимской гимназии №39 и сотней башкирских «Ассоциированных школы ЮНЕСКО», с многочисленными клубами друзей ЮНЕСКО, работающими по всей республике, и кафедрами ЮНЕСКО в Башкирском государственном и в педагогическом, а также нефтяном и авиационном университетах, в Башкирском институте социальных технологий, в юридическом институте МВД и Министерстве культуры Башкортостана, где открыт филиал кафедры ЮНЕСКО по сохранению градостроительных и архитектурных памятников. В национальной библиотеке имени Валиди идут программы ЮНЕСКО «Память мира» и «Информация для всех», а в Уфимском медицинском университете и колледже – проекты ЮНЕСКО по профориентации людей с ограниченными возможностями.
Все эти направления деятельности комитета Республики Башкортостан по делам ЮНЕСКО могут служить источником вдохновения и партнерами творческой башкирской молодежи в развитии и продвижения интегрального культурного бренда Башкирии в РФ и мире. Как любые инновации, творческие инициативы растут из традиции, посему совокупный образ культурного бренда республики для начала разговора с победителями конкурса «Моя малая Родина 2020» я составила из иллюстраций к «Ура-Батыру», башкирской живописи, коей портал «Культурный мир Башкортостана» представляет в сети свою территорию, фотографиями топ-25 событий 2019 года с этого же сайта и образами, которыми порта сопроводил рассказ о башкирском комитете по делам ЮНЕСКО. Общая картина евразийского мира выглядела вполне оптимистично.
Культурный бренд Евразии: искусство новой игры для пробуждения Планеты.

Бренд Башкирии в работах конкурса «Моя малая Родина 2020»
- Высшая лига бейсбола считает: ты не выиграешь. Бейсбол - это не только цифры, не наука. Это опыт, который есть только у тех, кто занимался бейсболом годами.
А ты унижаешь все, что сделали скауты за последние 150 лет.
- Меняйся или умри. Ты ведь не ясновидящий, хоть и опытный скаут.
Ты не можешь предсказать новичку его будущее. Ты – не знаешь.
Диалог из кризисного момента фильма «Человек, который изменил все»

Когда я составила аналогичный бренд-коллаж на базе работ победителей конкурса «Моя малая Родина», мой оптимизм резко упал. Я ожидала, что многонациональная и многоконфессиональная, активно включенная в проекты ЮНЕСКО республика выдаст мне цветной узор ярких образов и смыслов Европейской Азии, а увидела статичный серый деревенский мир с небольшим вкраплением сине-голубого урбанизма, стойкие герои которого погружены в себя и процесс бытового выживания в пространстве суровой природы. Картины прошлого представляют собой стилизованные образы бедного общежития, герои настоящего стремятся к реализму, в котором они преимущественно одиноки, печальны и разочарованы. Пара капель желтых, зеленых и красных вкраплений на коллаже только усугубляет ощущение общей сумеречности жизни этой территории, живущей в безвременье, ибо на подавляющей части картин сложно определить сезон. Иногда в этих мифологических сумерках случается лето или осень, с бедным урожаем, размытыми дорогами и грозовыми небесами. В этом мире невидимое государство безразлично к заброшенному в это историческое бездорожье народу, экономика ограничена огородом, а бизнес пасекой, общество разобщено и печально, культура имеет форму мечтаний об утраченном прошлом, а надвигающийся как всемирный закат индустриальный мир непонятен и пугающ для бедных людей, живущих в мире домашних животных и своих фантазий о прошлом.
Передо мной история о том, как тяготы пятисот лет деревенских трудов общинной башкирской культуры перешли в шпенглеровский закат Европы, докатившийся до российской азиатской глубинки за век, прошедший со времен публикации этой немецкой книги разочарования в человечестве, случившемся после Второй мировой войны. И все это нарисовали молодые и красивые художники, вполне успешно живущие в цифровой экономике России в контексте четвертой индустриальной революции, досягающей нас всех через всепроникающие смартфоны и тотальный Интернет. И хотя иллюстрации к «Урал-батыру» и живопись Башкортостана тоже имеют серо-сине-коричневую гамму, но там в пространстве общей серьезности лиц и скромности быта есть пространство и движение, общность и сила, танец и вдохновение, утерянные молодыми художниками, рисующими современный культурный бренд Башкортостана «Моя малая Родина», у которой нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего.
Группа студентов Уфимского государственного института искусств, с которыми мы стали этот культурный бренд конкурса обсуждать, добавила моим размышлениям перцу: молодые мужчины в этом коллаже видят засилье женского давления, а юные женщины чувствуют, как на том же экране их подавляет черно-белый мужской радикализм. Всем им плохо в этом мире. И когда руководитель ТО «АртПуть» и проекта «Моя малая Родина» Виктория Самарина заговорила о необходимости сохранения семейных ценностей, при всей моей симпатии к Вике я стала искать глазами дверь, в которую можно было бы скрыться от домашнего насилия, притворяющегося обязательным счастьем для обоих недовольных друг другом башкирских полов. И молодежь в зале тоже вздохнула нерадостно.
Дойдя до этого кризисного момента, мы по всем законам искусства задались вопросом о том, что могут сделать люди, чтобы обрести большее счастье в этом сложном мире. На мой вопрос о том, на какие ресурсы и черты героев и территории мы можем опираться в поисках сценария развития культурного бренда Башкирии, участники мастер-класса сказали: мы опираемся на тектоническую силу гор, защищающих нас, на плодородие земли, дающей нам мед, овощи и фрукты, на стойкость своих характеров - и на свою веру в то, что все будет хорошо. А как выглядит это хорошее будущее, спросила я. И тут мы вышли на ключевую проблему культурного бренда Башкирии, и думаю, многих развивающихся территорий с сельским прошлым: хорошее будущее по описанию оказалось невозвратимым деревенским прошлым. И тут стало ясно, почему «Моя малая родина Башкирия» собрала бренд, выражающий безнадежную ностальгию по возвращению к природе из неизбежной урбанизации эпохи Четвертой индустриальной революции. Почему художники рисуют, а эксперты конкурса отбирают серые картины о мифическом безвременье сельского быта. И почему в коллаже победителей конкурса столько шпенглеровской печали и разобщенности.
После этого открытия мы со студентами Уфимского института искусств попробовали честно суммировать отраженный конкурсными победителями бренд Башкортостана. Ядро бренда, то, что его адресат, целевая аудитория получает всегда – это ностальгия по природному и семейному прошлому пятисотлетней давности. Вариации этого ядерного послания включают статичные состояния и ощущение себя центром картины мира, подмораживающий чувства индивидуализм и взаимное недовольство, мечты о деревянном доме и отвращение к бетонной урбанизации, общее ощущение стагнации и сумеречности сознания. Перспективы такой жизни тяготят еще больше: понятно, что такие башкирцы в хронической печали движутся против трендов человеческой цивилизации к обострению конфликта с ней, обрекая свою республику на отставание от цифровой эпохи без шансов обрести устойчивое развитие, требующее сочетания разноцветных и динамичных трендов современной экологии и технологии, традиции и инноваций, общины и индивидуальности.
Запрет этого бренда, то есть те виды активности, которые такая система отвергает в целях сохранения своей идентичности, - это самокритика и самоанализ, динамика и эмоциональность, расширение обсуждаемых проблем и инновационность мышления. Общий образ бренда Башкирии, отраженного в работах победителей конкурса «Моя малая Родина» - это «деградация к истокам», как с хирургической честностью, тектонической стойкостью и строгой самокритичностью сказал один из участников мастер-класса, дав мне надежду на выход из обнаруженного нами кризиса сюжета развития башкирского - и евразийского бренда.
Культурный бренд Евразии: искусство новой игры для пробуждения Планеты.

Рассвет Евразии и Австралоантарктики: как тебе такое, Освальд Шпенглер?
Если мы выиграем последнюю чемпионскую игру сезона с нашим скромным бюджетом, то изобретем игру заново. А до того нам лишь нужны выиграть на 7 игр больше, чем проиграть.
Стратегическая реплика из фильма «Человек, который изменил все»

Давайте теперь уточним, что целевой аудиторией культурного бренда города или страны являются люди всех категорий и страт – государство и бизнес, общество и медиа, люди культуры и инноваций, обычные граждане и ВИП-персоны. Проект «Моя малая Родина» поднимается на Президентский грант, то есть рассчитан на представление Башкирии как минимум в пространстве РФ, и в меру активности сайта проекта – в глобальном мире, как все и брендируется в нашу цифровую Интернет-эпоху. Посему выходить из кризиса, обнаруженного нами в полученном образе Башкирии, надо глобально. Ибо если республика стремится впасть в детство, она рискует стать «Титаником», который, как известно, строили и вели профессионалы… не учитывающие негативную обратную связь и контекст своего движения. А любая система гибнет без самосовершенствования и роста.
Первый круг клиентов, способных дать обратную связь культурному бренду, представленному городской молодежной выставкой, - это уфимские любители искусства и эксперты культуры. Но, когда передвижная экспозиция поедет по республике, она охватит и поселковых жителей Башкирии разных взглядов и страт. В контексте проектов ЮНЕСКО я бы предложила организаторам вступить в партнерство и взаимно поделиться опытом культурного брендинга с ассоциированными школами и вузовскими кафедрами ЮНЕСКО, библиотекой Валиди и архитектурными проектами Министерства культуры Башкортостана, а также с проектами эко-туризма и инклюзии. Совместные образовательные, творческие, туристические и экологические проекты развития республики и ее бренда могут стать путем исцеления народной печали, угнетенности и разобщенности людей республики, отраженных в работах конкурса «Моя малая Родина». Это хороший АртПуть в эпоху глобализации.
Когда мы со студентами Уфимского института искусств стали обсуждать, каким образом можно творчески переосмыслить и привести к свету и радости Башкирию и ее бренд, молодые люди предложили несколько направлений деятельности:
- у республики и ее художников есть более яркие и разнообразные цвета, чем серый. В Башкирии есть красочная природа, яркие народные костюмы и цветные события. Я бы к этому добавила то, что знает любой творец – самые солнечные шедевры рождаются из самых мрачных состояний, надо только знать секрет трансформации проблем в креатив;
- в Башкирии люди все еще дружат, любят и общаются. Сегодня это происходит иначе, чем в сельском прошлом, но тем интереснее для творческих людей найти и отразить образы, смыслы и красоту этой совместности, искренне и глубоко проявленную в труде, празднике и общей жизни сдержанных и сильных людей республики;
- Башкирия остро нуждается в современном переосмыслении традиций, во включении в узор ее традиционного национального бренда инновационных красок, форм и образов, в обнаружении глубинной и живой связи прошлого и настоящего, в создании пространств для гармоничного развития и человечной динамики в цифровую эпоху;
- творческой молодежи республики интересно жить в контексте всего мира, общение, взаимообмен и взаимообучение с которым доступны ей и в реальном, и в виртуальном формате. Участники мастер-класса сказали, что будут рады узнать, как другие народы мира творчески соединяют и гармонически развивают в своем стиле традицию и инновацию, культуру и цивилизацию, природу и городской дизайн, молодость и зрелость. И добавить вдохновляющие краски мира к башкирскому культурному бренду. И поделиться своей красотой и силой с окружающим миром, включая Евразию, Австралию и Антарктидунтар .
Буду честной, я полагаю, что в 21 веке у страны может быть только один устойчиво развивающийся бренд: биосфероцентрический по Вернадскому, то есть нацеленный на заботу о благе всей биосферы, ибо человечество теперь главный управитель Планеты. Таким подходом можно превратить башкирскую ностальгию по природному прошлому в созидание счастливого будущего для всей неизбежно технологичной Планеты, нуждающейся в своей природной гармонии. Любой город, республика или страна, любой человек, организация или сообщество в эпоху цифровизации и глобализации в 21 веке либо становятся специалистами по стратегиям развития на благо всего живого, либо… Планета в какой-то момент сотрет нас со своего лица и продолжит счастливо жить без человечества. Поэтому я и свой личный арт-бренд строю глобально, и всей Евразии того же желаю.
Культурный бренд Евразии: искусство новой игры для пробуждения Планеты.

Бренд Евразия 2021: как тебе такое, Дональд Трамп?
Он сделал хоум-ран и даже не понял этого.
Ну как не быть романтиком в бейсболе?
Реплика из финала фильма «Человек, который изменил все»

Для того, чтобы стартовать процесс превращения всех территориальных брендов в биосфероцентричные с Башкирии, нам нужен понятный и яркий образ республики для коммуникации с Планетой. И визуальные средства тут подходят как нельзя лучше: картинка, в отличие от текста или музыки, легко воспринимается людьми всех языков, культур и уровней образования. На наше счастье, в числе дипломантов «Моей малой Родины» такая работа есть, однако ее не премировали, ибо зона трансформационных творческих решений оказалась в «белом пятне» жюри конкурса, ориентированного на «деградацию к истокам». Попытка повернуть время вспять так же исторически безнадежна и социально опасна, как и попытка взрослого человека впасть в детство: он теряет реальные возможности и адекватность себе, требуя детских игр от необратимой и строгой цивилизации. Многие страны в последние годы подъема цифровой экономики стали мечтать о возврате к социально непритязательной деревенской общине, и это привело их всех… к усилению административного давления на общество. Однако этому тупиковому архаическому синдрому в 21 веке есть продуктивная альтернатива.
Желая составить свежее и «идеальное» впечатление от конкурса, я специально заранее не собирала никакой информации по Башкирии до того, как увидела пакет работ победителей и дипломантов проекта «Моя малая Родина». В брендинге организаций, территорий и сообществ есть понятие «идентичность бренда» - это собирательный или реальный человек или иное существо, выражающее собой бренд. Через этот образ людям легче всего присоединиться к бренду больших сообществ, наций и территорий, ибо идентифицировать себя с отдельным живым существом, особенно с человеком другому человеку легче всего. Так пушкинский роман в стихах «Евгений Онегин» стал энциклопедией русской жизни, в центре которой стоял герой своего времени, и это… была Татьян Ларина. Ибо мера романа определяется степенью роста героя над собой, а именно она показывает потенциал развития сельской девушки в национальный символ высшего света, в отличие от неизменно сумрачного, всем недовольного и неласкового к людям эгоиста Онегина, застрявшего в своем скучном безвременье.
Посему после просмотра сумрачно ностальгирующего по сельскому прошлому конкурса я выбрала работу, способную представить идентичность бренда возрождения Башкирии. Этот образ воплощает лучшее, что я увидела, почувствовала и пережила, глядя на эти работы, читая их названия и стремясь найти творческий путь к свету и радости для этой сложной гористой земли. Я выбрала эту героиню сразу и сейчас, по завершении этой статьи, только утвердилась в своем выборе. Это работа Юлии Келу – я бы назвала ее «Башкирия».
И я уверена, что Юля не видела обложку книги знаменитых специалистов по национальному брендингу, британца Саймона Анхольта и американца Джереми Хилдрета «Бренд Америка: мать всех брендов» с щербатой американской девочкой индейских кровей. Поэтому Юлин инсайт - очевидно, более многообещающий – это современный образ Евразии. Тот собирательный герой, культурный исток и творческий путь, который я как эксперт по культурному брендингу территорий могу вам предложить в качестве отправной точки, бейсбольной «первой базы» для путешествия к глобальному успеху бренда евразийских территорий, к коим относятся Россия и бывшие республики СНГ, представляющие собою естественный культурно-политический мост между Европой и Азией. И такие мосты органичней всего строить женщинам, ибо именно мы видим и строим мир из разнообразия там, где мужчины склонны к войне отличий.
В образе этой девушки есть все, что мы обсуждали выше – от сдержанной обращенности в себя и точеного гармонического развития вовне до решений в традиционной серой гамме с ярким вкраплением пассионарности, от бережного единства с природой до способности создавать новые легенды. Главное, что нужно этой красавице – проснуться и начать действовать. Несмотря на то, что сегодняшние управляющие «казино» культурных брендов будут говорить, что мы не соберем команду, способную выиграть в этих рейтингах... до тех пор, пока этого не произойдет. И тогда нам предложат запредельные гонорары Америка, Китай, Япония, Германия, Сингапур и Швейцария, ведущие в этой мировой игре, чьи правила в цифровую эпоху пора изменить. И начать эту игру можно с Башкирии, если, конечно, республика решится на апгрейд своего бренда, в первую очередь ради инвестиций.
Это не пустые слова – я интервьюировала Анхольта в 2012 на Московском Урбанистическом Форуме, когда он консультировал 54 президента в своей карьере. Мы обсудили с ним, что культура является главным амбассадором любого национального бренда, ибо творческие плоды национального духа создают первое впечатление о стране для иностранцев. Недаром ЮНЕСКО выбрала для своего списка Всемирного наследия эпос, воплощающий поэтический дар башкирцев, и пещеру, где они нарисовали свои первые наскальные шедевры. А не пятисотлетние семейные ценности, бедные поселения, холодное бездорожье и сумеречную тоску по прошлому. Это явно «не-инвестициционный» бренд.
В 2013 я нашла модели брендинга Анхольта эгоцентричными, как Онегин: в своих глобальных рейтингах городов и стран он измерял, насколько дорого одна страна смогла продать свой бренд другим, и лидером в этом были, конечно, США. Я предложила Анхольту заменить рейтингование на биосфероцентричное и начать мерить, насколько каждая страна заботится обо всей семье живых существ и стран Планеты. Моя аргументация оказалась достаточно логичной и эмоциональной, чтобы в 2014 Саймон закрыл рейтинги брендов городов и стран, которые были его «лицом» 20 лет и сделал Good Country Index, в котором рейтингует страны по уровню их инвестиций в другие территории Земли. И в этих рейтингах выигрывают маленькие страны вроде Ирландии, Швейцарии и Финляндии, которые на каждый вложенный в себя доллар вкладывают более доллара в Планету. Точно так же, как Юля Келу не поленилась потратить свое законное воскресенье на то, чтобы оформить коллажи к этой статье, предназначенной для всех участников, экспертов и зрителей башкирского конкурса «Моя малая Родина: прошлое, настоящее, будущее».
В последние годы ориентация на глобальную пользу стала трендом. В 2015 году ООН поставила 17 Задач устойчивого развития ООН в целях сохранения Планеты к 2030 году, и человечество все более начинает ценить не рациональные страны, которые лучше побеждают других и уж тем более не эмоционально застрявшие в прошлом – это все неэффективные крайности. Сегодня Планете нужны страны, которые наиболее искусны в заботе о Земле, то есть творчески сочетают культуру и цивилизацию, которые Шпенглер зря противопоставлял, ибо для эффективного развития человеку, организации, стране нужны и разум, и чувства.
Думаю, это отличный открытый финал нашей истории: все будет хорошо, если мы приложим к этому глобальное видение и локальное старание. Лучшее, что может сделать творческий человек любой профессии, будь он программист или художник, бизнесмен или журналист, эколог или чиновник, это расти над собой, используя сложности как материал для жизнетворчества, как делал это Урал-батыр в древности и как может сделать Башкирия в нашу цифровую эпоху. Поэтому я закончу эту статью лозунгом фильма «Человек, который изменил все»: если вам не везет в игре, меняйте правила. В цифровую эпоху инновации - это тренд. Посмотрите на Илона Маска и перестаньте бояться брать космические выосты.
Удачи нам на этом пути культурно-инвестиционного брендинга, Европейская Азия!
Культурный бренд Евразии: искусство новой игры для пробуждения Планеты.

Выход из пике: биосфероцентричная страна как мировой бренд
Человеческая мысль есть функция биосферы, а не только организма. И аналитический прием разделения всегда ведет к неполному и неверному представлению, так как в действительности «природа» есть организованное целое... Организованная земная оболочка – биосфера – и должна отражаться как целое во всех наших научных представлениях.
Владимир Вернадский, из книги «Философские мысли натуралиста», 1941 год

Закончив статью, я понимала, что у творческого объединения "АртПуть" и конкурса «Моя малая Родина» после нее, как у богатыря Ильи Муромца при камне, было три «политических» пути: налево – коня потерять, то есть храбро опубликовать статью как она есть с комментариями и начать меняться, признав, что у объединения, конкурса и Башкирии есть проблемы и «сделав из лимона лимонад», продемонстрировав способность принимать вызовы времени; направо - самому погибнуть, то есть запретить публикацию статьи, сказать себе «все хорошо, прекрасная маркиза» и продолжать «деградировать к истокам» до предела, за который будут платить; и прямо, по сценарию «жив будешь, да себя позабудешь», – цензурировать статью, залив в ней словесной патокой выявленную «деградацию к истокам», имитируя, что найденные в статье решения якобы уже реализованы в итогах конкурса («что плохого в том, чтобы ценить свои традиции?») позволить проблемам съесть любой арт-путь изнутри, как раковая опухоль съедает организм.
В бизнесе есть еще один путь: "АртПуть" мог объявить статью «аналитическим материалом для внутреннего пользования», доплатить мне за смену статуса текста, и затем работать с ним внутри команды проекта. Так многие компании сегодня используют маркетинговые исследования для улучшения стратегии и продукта, не сообщая рынку о своих проблемах, а исправляя их на основании полученных данных и аналитики. А материалы в СМИ уже идут по итогам исправлений, когда компания провела изменения. Но этот арт-путь предполагает серьезную работу над собой всей команды проекта в рамках того поиска самого биосфероцентричного решения по Вернадскому, поднимающего энергию всей системы, включая природу, государство, бизнес, общество и культурные смыслы.
Я предложила пойти «левым от камня» путем дискуссии и развития, сопроводив материал комментариями жюри, внешних экспертов, участников и зрителей, либо объявить текст аналитикой с доплатой и работать с ним внутри команды, и готова была содействовать "АртПути" в управлении переменами. Но Виктория Самарина выбрала путь «жив будешь, да себя позабудешь»: «Спасибо, Наталья, думаю, что мы полностью статью выкладывать на будем. И Вас прошу самостоятельно данную статью не размещать. Она требует длительного осмысления для региональных мастеров, со многим можно поспорить...» Однако по договору "АртПуть" обязывался статью разместить, а не цензурировать, обещая автору ее осмысление неопределенными людьми в неопределенном будущем, на что я Виктории и указала.
И тут обнаружилось, что, получив Президентский грант несколько месяцев назад, "АртПуть" все еще не сделал сайт конкурса «Моя малая Родина», на который и предполагалось статью положить для изучения и обсуждения участниками, экспертами и публикой. И тогда Виктория и ее коллега Анна выбрали «правый путь от камня»: они выложили статью на «тестовом сайте» с очевидно «непристойным» для Президентского гранта адресом http://x93730y7.beget.tech/novosti/primer-novosti22: и на этом фейковом ресурсе с циничным названием «Новое искусство республики Башкортостан», подобных которому можно сделать дюжину в час, была размещена моя статья, логотип "АртПути" - и больше ничего. Это очень интересный ход в нашу цифровую эпоху – не запретить экспертное мнение, а «закопать» его, выложив там, где никто, кроме эксперта и «фейкодела» не увидит. Обоснование: сайт – дело серьезное, мы с ним еще не готовы. Потом, посмотрим, - в общем, забудьте, «cancel».
Решение это было настолько в духе семейных ценностей «деградации к истокам», когда в семье замалчивают проблемы ради хорошего имиджа, что меня озарило. «Фейковые» семейные ценности, депрессивная экономика, безразличное государство и общество «деградации к истокам», представленные конкурсом «Моя малая Родина: прошлое, настоящее, будущее», выстроились для меня в единый фрактал. Фрактал – это самоподобная структура, построенная по одной формуле, масштабирующейся на всю систему. Природные фракталы – это, например, дерево, облако, гора или социум, конечно, базируются на слишком сложной формуле, чтоб мы могли ее записать, однако обладают повторяющимися сценариями развития, которые видны – например, на коллаже конкурса «Моя малая Родина».
В бренде эта формула называется ядро – некоторое сообщение, которое он несет всегда, в коллаже его окружают вариации, в которые это ядро можно упаковать, затем идут перспективы, к которым он ведет. В коллаже работы, занявшие первые места, поставлены в центр, их окружают вторые места, по краям идут третьи. Ядром стали «постановочные» серо-коричневые тревожные дети в военных обносках, вариациями – безнадежная деревенская старуха посреди холодного бездорожья и старых домов с закрытыми к развитию ставнями, перспективой - безликие черные революционные массы, атакующие невидимого врага на фоне черных городов под мучительно черно-синим небом никому не нужного зимнего утра, представляющего пугающее урбанистическое будущее бренда выпавших из истории селян. В общем, «во мне найдешь, быть может, день вчерашний, но ничего уж завтрашнего нет», как писал когда-то Петр Вяземский в своем знаменитом романсе, который пел полковник со шрамом в фильме Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово»:
Жизнь разочлась со мной – она не в силах
Мне то отдать, что у меня взяла,
И что земля в глухих своих могилах
Безжалостно навеки погребла.
Формулой представленного конкурсом «Моя малая Родина» национального фрактала «деградации к истокам» являются серые тревожные дети в военных обносках, поставленные родителями в постановочные позы перед художником. Эти дети и есть прошлое, настоящее и будущее Башкирии. Вглядитесь в их лица – такие лица получаются у детей, когда воюющие друг с другом взрослые не справляются с управлением реальностью. И тогда разочарованные взрослые перекладывают работу по построению будущего на детей, предписывая тем придерживаться сценариев прошлого, чтобы взрослые не чувствовали себя неудачниками. Это замкнутый круг, и главным оператором по внедрению этих семейных ценностей обычно являются женщины, настолько разочарованные мужчинами, что на картинах конкурса «Моя малая Родина» мужских лиц практически нет. Страна, обращенная в прошлое, управляется центростремительным «иньским», женским намерением сохранения имеющегося, а не «янским», мужским стремлением к расширению границ и возможностей, которые «жизнь… безжалостно навеки погребла». Это послевоенный мир, в котором обанкротившиеся в своих попытках построить счастливую жизнь взрослые перекладывают на детей непосильную для них ношу любви и труда, требуя не говорить о банкротстве и следовать прежним сценариям.
Именно так видение проблем и потенциала развития Башкирии, представленные в моей статье, под рассуждения о семейных ценностях и погребли Виктория Самарина и творческое объединение "АртПуть", следуя принципу «рожденный ползать летать не может – и не надо пытаться». И тогда я прониклась состраданием к башкирской невесте с картины Юли Келу, посоветовалась с юристами и предложила Виктории отказаться от публикации, отдав мне право разместить ее на медиа-ресурсе по своему выбору. Ибо по закону отказ в публикации статьи возвращает автору право разместить ее в другом месте. На том и порешили. Я предложила Виктории дать свои комментарии к потенциальной публикации, но их не последовало. Очевидно, между кнопками «yes», «no» и «cancel» на камне у распутья евразийского бренда неспособное быть творческим объединение «АртПуть» выбрало последний вариант.
Мы подписали приложение об этом сценарии отношений, и я уж было собралась стирать нашу переписку с Викторией Самариной в вотсап, как меня озарило еще раз, ибо я разглядела фото, которое она поставила своим аватаром. Посмотрите внимательно на эту семейную систему: в ее центре – глава семьи, и это молодой сын, которому явно велели «постановочно» смотреть в камеру; его игриво и нежно, как собственность, приобнимает мать, Виктория, - очевидно, инициатор съемки; сам сын покровительственно придерживает отстраненного отца, смирившегося с таким семейным сценарием. Вся картина – постановочное фото в коричнево-серых тонах, ровно как детские изображения, победившие на конкурсе. Это бренд «Эдиповой семьи», где роль отца играет сын. У такой семьи тяжелое прошлое, нет будущего, а о настоящем нельзя говорить, ибо это трагедия. Я как психолог работаю напару с врачом-иммунологом с пациентами, болеющими психосоматикой, которая часто является следствием семейных дисфункций, но, как известно, если пациент хочет болеть, медицина и психология бессильны помочь. В Facebook Самариной стоит еще более тягостное фото, где с мужчины даже очки сбили :).
Если смотреть на статистику, то типичное российское гендерное самосознание выглядит так: наши мужчины - так-себе уверенные в себе сильные лидеры с низким чувством юмора, слабой мудростью, неспособные заботиться о других. При них женщины - слегка заботливые, так-себе мудрые, бессильные и совершенно разуверившиеся в себе слабачки без чувства юмора. В доме женщины тянут на себе всю домашнюю работу и заботу о детях, исключая ремонт, которым частично занимаются мужчины. Примерно пятая часть мужчин и восьмая часть женщин способна управляться хотя бы с домашними финансами, поэтому мужчины идут в строители, программисты и политики, а женщины бесконечно их учат, но толку нет. Потому что, когда школа кончается, выученные такими женщинами такие мужчины решают больше никогда ничему не учиться, а просто ограничиться деградацией к истокам, включая психосоматику, фейк-ньюс, домашнее насилие и коррупцию  (детальней тут). 
Культурный бренд Евразии: искусство новой игры для пробуждения Планеты.

Евразия как потенциал нашего духовного возрождения: решение глазами поэтов
Я белая русская сила -
Меня защищает народ.
И нечисть меня не скосила,
И пуля меня не берет.
Я вижу тебя сквозь столетья,
Сажаю тебя на коня -
И мир будет ясен и светел,
Когда ты полюбишь меня.
Из стихотворения Натальи Гарбер весны 2021 года,
продолжающего ее разработку темы "Россия глазами поэтов"


Евразия как территория и архетип гораздо больше отдельной семейной системы или арт-организации, и посему может опираться на свой потенциал развития, если найдутся люди, способные «превратить лимоны в лимонад» и сделать из всегда непростой истории и живого настоящего республики путь творческого возрождения. Должна сказать, что я, как и Анхольт, придерживаюсь мнения, что бренд территории невозможно придумать или насильственно организовать. Так же, кстати, как и бренд семьи, он не поддается профанации, ибо земля и семья - это глубинные опоры человека, и деформации формулы этих фракталов сказываются на всей жизни человека. Поэтому чем сильнее фейковое брендирование их, тем тяжелее и неизбежней последующее их поражение.
Я знаю, что у российских (и не только) маркетологов бытует мнение, что брендинг - это процесс административный, когда из всего регионального разнообразия выбирается что-то, на чем делается упор в продающей стратегии региона, а художники всего лишь пишут свое проекции, а не работают под четко сформулированное властью задание. С другой стороны, глубоко научное исследование национальной мифологии также уведет нас от цели культурной и публичной дипломатии, ибо для ученых образ невесты как бренд будет слишком прост. Между тем, как исследовал за 20 лет своей карьеры Саймон Анхольт, люди в массе своей воспринимают национальные бренды стран, особенно чужих, пределах образов восьмилетнего ребенка – ибо мало вникают в детали и нуждаются в целостном, архетипическом образе уровня детских сказок. Так вот, конкурс «Моя малая Родина: прошлое, настоящее, будущее» - это вполне четкое брендинговое ТЗ для жюри и участников, которые представили и отобрали именно образ национального бренда, хранимого в сердце. Не искусственный имидж напоказ, а суть происходящих событий, путь и бессознательно отраженных, как и в вотсап-аватаре Виктории Самариной.
Посему выбранный мною образ Башкирии - очевидно «не рекламный», то есть не экстравертно продающий, как это принято в торговле товарами и услугами, а углубленный в себя и тем предоставляющий возможность истинному голосу территории зазвучать из глубины своей души. И когда я спросила Юлю, что она сама имела в виду, рисуя эту картину, девушка ответила – это невеста в ожидании законного брака.
Да, я предлагаю людям, семьям, организациям и территориям искать и выстраивать бренд так же, как строятся действительно глубокие и продуктивные, перспективные и долгосрочные, творческие и личные партнерства. Это всегда будет амбивертный образ, сочетающий экстравертную готовность к общению с миром и интровертное прислушивание к себе и своим истокам. Только тогда вместо эдиповой деградации брендинг даст развитие, плодом которого будут счастливые, осознанные и успешные дети. И, кстати, какой сюжет может быть более архетипичен и глобально понятен и мил, чем сказка о спящей царевне? Эта тема пробуждения женского начала нации любовными стараниями ее мужского потенциала есть в любой истории, заканчивающейся словами «и жили они долго и счастливо». Пересмотрите все от «Белоснежки» до «Снежной королевы» Диснея – вне зависимости от того, кто в истории красавица, а кто чудовище, всеобщее биосфероцентрическое счастье приходит от согласия ума и сердца обоих героев.
Я попросила Юлию Келу сделать коллаж
Коллаграфия – относительно новый вид рельефной печати. Она была изобретена в середине XX века и сочетает в себе экологичность, лёгкость исполнения, богатство текстур и пластики, и, кроме того, хорошо совмещается с другими графическими манерами (например, «сухой иглой»). Печатная матрица представляет собой коллаж (отсюда и название, сочетающее слова «коллаж» и «-граф») и создаётся путём наклеивания различных материалов – тканей, пластика, песка, растений и так далее – на деревянную или картонную основу с помощью различных паст. Читать дальше
Коллаж (от фр. collage - наклеивание) – метод, применяемый в изобразительном искусстве и заключающийся в создании аппликации из различных фрагментов, разных по цвету и фактуре. Данным термином также обозначают работу, выполненную в этой технике. Первыми её привнесли в изобразительное искусство футуристы и кубисты, в частности, Пабло Пикассо и Жорж Брак. Они совмещали на холстах обрывки ткани, фотографий и обоев. Среди известных коллажистов - кинорежиссер Сергей Параджанов, который объединял фотографии, обрывки кружев, фарфор и высушенные растения.
Декораторский прием часто пробуют разнообразить живописными инструментами: кистью с краской или пером с тушью. Творческий жанр отличается пестротой и смелостью идей. Родственной техникой является ассамбляж, который подразумевает совмещение на одной поверхности разнообразных предметов и их частей. Большой популярностью сегодня пользуются фотоколлажи.
Читать дальше
из своих работ, согласующий компоненты национального бренда: народ, управление, инвестиции и иммиграция, туризм, экспорт, культура и традиции, - под эгидой биосфероцентризма по Вернадскому, столь милого сердцу природосообразной башкирской нации. Юля сказала: это не для меня. Боится рисков развития. Супер: «Дальше тот, кто не перестроит свою модель работы, станет ископаемым, - потому что будет сидеть и смотреть, как Red Sox выигрывают мировую серию».
"Никто, кроме нас", как говорят десантники... и буддисты. В 2020 пандемическом году я вернулась в живопись, вошла в Творческий союз художников России, получила Special Prize международного конкурса искусства для медитативного японского приложения Mellow Art Award 2020, дарящего радость, расслабление и вдохновение жителям планеты - и к весне 2021 сдала экзамены по курсу «Открытие буддизма» Фонда поддержки махаянской традиции. Доделывая практики ,позволяющие стать преподавателем этого курса  и выкладывая этот текст на Артхив со своими последними работами в стиле Virtual Reality Art, я перехожу в сегмент luxury (роскоши), который исторически возник из духовных практик и религиозных ритуалов, устанавливавших высшие ценности общества. К роскоши традиционно относятся товары и услуги, дающие образованной и культурно развитой элите общества высшие наслаждения, поднимающие ее над земной «суетой сует» - элитное воспитание и образование, высокое искусство и культура, уникальные инновации и путешествия, и собственно чистые духовные переживания выхода за пределы земного «я».
При посвящении мой буддийский гуру, осознанно перерождающийся лама с отличным чувством юмора и социальной адаптацией, дал мне духовное имя. Будем знакомы – мое имя Бесстрашная Тара. Тара – это женская форма Будды. И чем выше решение, которое мне надо принять, тем больше я стремлюсь превысить свое прежнее «я», позволяя высшим силам действовать через меня, тем более роскошный результат я могу дать. Буду рада сотрудничать в пробуждении Планеты и выходе в высшие миры с теми, кто ценит вкус подъема вибраций и входа в пространство реальностей высшего порядка на благо всех живых существ.
Наталья Гарбер. Фотограф звезд. VR-art для лестницы к звездной жизни
Фотограф звезд. VR-art для лестницы к звездной жизни
Июнь 2021