button-pro-crown
PRO accounts for artists
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Weiterlesen
button-pro-crown
PRO accounts for artists
arrow-toparrow-down
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Weiterlesen

Дивизионизм

Химия, оптика и искусство

Каждый художник, которому удалось хотя бы год-два поучиться в художественной академии, обязательно имел представление о теории цвета. Об основных, дополнительных, контрастных, холодных и теплых цветах. Но дивизионизм — это первая живописная техника, полностью основанная на научной теории о цвете. Техника, в основании которой лежал прочный фундамент многолетних исследований в области оптики.
Дивизионизм
Дивизионизм (фр. division — «разделение») или хромолюминаризм — термин, который впервые официально во Франции был обоснован и снабжен теоретическими объяснениями в книге Поля Синьяка «От Делакруа к неоимпрессионизму», изданной в 1899 году. В отличие от терминов, которые сейчас часто используют как синонимы дивизионизма (пуантилизм
В 80-х годах XIX века импрессионизм начал заходить в тупик, и молодые художники старались придумывать новые техники, переосмысливать популярный стиль. Их назвали неоимпрессионистами. Читать дальше
, неоимпрессионизм), именно он объясняет, почему художники разбивали изображение на мелкие точки, почему спорили с импрессионистами и предпочитали считать своим предшественником не импрессиониста Моне, а романтика Делакруа.
«Техника разделения — это сложная система гармонии, это скорее эстетика, чем техника. Работа точками, пуантилизм — это только средство», — пишет Синьяк.

Точка отсчета

В отличие от большинства художественный стилей и течений, у дивизионизма есть точная дата рождения, первая знаковая картина и признанный основатель. 15 мая 1886 года на улице Лафитт в Париже открылась Восьмая выставка импрессионистов. В каталоге работ значились только две фамилии из того объемного списка художников-импрессионистов, которые участвовали в первых выставках больше 10 лет назад — Эдгар Дега и Берта Моризо. Причин для массового отказа остальных было много, но главная — все рассорились из-за того, что в выставке участвовал Жорж Сёра со странной и вызывающе огромной картиной «Воскресный день на острове Гранд-Жатт». За несколько дней до открытия по Парижу пронеслись слухи: гарантированной сенсацией этой выставки будет полотно 2 на 3 метра, написанное всего тремя красками. И вы не поверите, на нем дама на первом плане ведет на поводке обезьяну со смехотворно длинным хвостом.
  • Камиль Писсарро. Сбор яблок в Эраньи
  • Поль Синьяк. Мачты
Видя в новом течении лишь «упражнения вычурных виртуозов», от участия в Восьмой выставке отказались Моне, Ренуар, Кайботт и Сислей. Для картин, словно вышедших из лаборатории усердного исследователя цвета, решено было выделить отдельную узкую комнату. Их развесили настолько низко, что иногда зрителям приходилось становиться на колени, чтобы рассмотреть и оценить новую, никогда раньше не использовавшуюся живописную технику. Картины Жоржа Сёра, Поля Синьяка, а вместе с ними и страстно увлеченного новым стилем Камиля Писсарро и его сына Люсьена, были написаны мелкими точками чистых цветов. Техника была настолько новой и непривычной, что зрители не различали, где тут Синьяк, а где Писсарро. Даже Поль Гоген, сам-то новичок в компании старожилов-импрессионистов, называл Сёра и Синьяка «недозрелыми химиками, которые громоздят точечку на точечке». Словом, мало кто понял и разобрался.

Ключевые моменты

Как ни странно, новый художественный метод был придуман в ретроградной Академии изящных искусств. Художник Жорж Сёра проучился здесь 2 года, но в отличие от многих студентов, прилежно копировавших гипсовые бюсты и писавших с натуры, он увлеченно изучает научные издания о цвете и свете в академической библиотеке.

Академию Сёра бросил, но из штудирования библиотечных фолиантов вынес немало полезного. Очень скоро эти знания лягут в основу нового живописного языка (дивизионизма) и целого художественного движения (пуантилизма). Суть их в следующем:

— старые мастера смешивали краски на палитре, а импрессионисты — прямо на холсте. Краски не нужно смешивать вообще, а следует накладывать чистые цвета спектра небольшими мазками — и тогда они смешаются в глазах зрителя;

— когда краски смешиваются не физически, а в виде световых потоков, вся картина кажется наполненной светом, излучает свет;
— самым удачным способом нанесения мазков для эффективного оптического смешения можно считать небольшую точку. Но форма мазка не так уж важна — главное, чтобы размер мазка соответствовал размеру картины, и отдельные мазки не накладывались друг на друга. Мазок не должен подражать форме предмета и нести смысл.

— этот метод исключает из процесса живописное мастерство и виртуозность художника — и закрепляет важность за его восприятием мира, чувством гармонии;

— при этом колористическая гамма и композиция работы имеют равную важность. Художник-дивизионист работает не на пленэре, а в мастерской. Прежде всего он решает, какое чувство, состояние хочет передать в каждой конкретной работе и для радостной картины выбирает восходящие линии и теплые цвета, а для печальной — нисходящие линии и холодные цвета;

— картины нужно писать только на белом холсте — белый цвет основы усиливает сияние. Оформлять картины стоит только белыми рамами — они создают правильный выход из пространства картины в пространство стены;

 — смотреть на картины неоимпрессионистов нужно с определенного расстояния — тогда эффект оптического смешения чистых цветов будет достигнут.

Наука или искусство?

Принципы неоимпрессионизма (дивизионизма) Поль Синьяк изложил в той самой книге «От Делакруа к неоимпрессионизму». От первой публичной демонстрации неоимпрессионистских работ до выхода книги прошло 13 лет. Основателя направления Жоржа Сёра уже 8 лет не было в живых, а Камиль Писсаро отказался от техники раздельных мазков и ясно высказался об этом направлении как о тупиковом и безжизненном. Как Делакруа когда-то называли «художником морга, чумы и холеры», как Ренуара упрекали в том, что его обнаженные покрыты «трупными пятнами», о неоимпрессионистах шутят, что их герои побиты оспой, а пейзажи собраны из конфетти. Но все это время главным упреком в адрес приверженцев дивизионизма (их становилось все больше) было излишнее умничанье, применение научного подхода, который якобы исключал из творческого процесса вдохновение, мысли и чувства, лишал картину духовного содержания.
Из книги Поля Синьяка: «Когда обдуманное равновесие и искусные противоположения создали физическую гармонию всех деталей и целого картины, художник может с той же уверенностью создать и ее духовную гармонию. Подчиняя свое знание вдохновению, он выбирает сочетание, выделяет цвет, нужный для данного сюжета. Эстетическое выражение его колорита всегда согласуется с его мыслью. Задумал ли он драму, хочет ли сложить поэму, он выразит их соответствующим колоритом».
В 1893 году были впервые опубликованы «Дневники» Эжена Делакруа — и Поль Синьяк, как главный защитник и последовательный практик дивизионизма после смерти Сёра, получает безупречное, последовательное оправдание своей работы. Остается только выбрать точные цитаты — и Синьяк их находит в избытке. В личных записях, которые Делакруа вел практически всю жизнь, обнаруживаются тезисы, практически предвещающие дивизионизм:

«Зеленый и фиолетовый тона необходимо класть рядом, а не смешивать их на палитре"
«Общий закон: чем больше противоположения, тем больше яркости».
«Тусклый оранжевый тон в свете, очень яркие фиолетовые тона в тени и золотистые рефлексы в тенях от земли».
«Все в конце концов зависит… от того расстояния, с которого смотрят картину. На известном расстоянии мазки сливаются в одно целое, давая живописи тот акцент, которого не может дать смешение красок».
  • Клод Моне. Тополя, осень. 1891
  • Поль Синьяк. Женщины у колодца. 1892
Признавая заслугу импрессионистов в том, что они осветлили палитру и очистили ее от землистых красок, неоимпрессионисты все же считают их недостаточно последовательными. Импрессионисты пишут интуитивно, не научно — и потому часто ошибаются. К примеру, в одной и той же картине допускают тени разных оттенков, как если бы от одного предмета тень упала в два часа дня, а от другого — в пять вечера. С научно обоснованными контрастами они промахиваются тоже достаточно часто, обделяя картины гармонией и точностью, слишком доверяя глазам.

Работа художника-неоимпрессиониста — кропотливая и трудоемкая, часто физически изнурительная и изматывающая. Но зная и всегда удерживая в памяти правила контрастов и сочетания цветов, он никогда не допустит подобных ошибок.

Журнальные последователи

В музеях и частных коллекциях Северной Италии не было картин французских художников-неоимпрессионистов. Молодые итальянские художники не могли их видеть или если и могли, то случайно и лишь некоторые. О новом французском живописном направлении они узнавали из журналов, в основном из L’Art moderne, куда писал критик Феликс Феннеон, страстный поклонник неоимпрессионистов и автор всех связанных с этим движением терминов. Он яростно сокрушал академические идеалы и импрессионистскую поэтическую вольность, а кроме того, был анархистом.

Именно к поколению итальянских художников, применивших в 1890-е годы идеи Сёра и Синьяка, сейчас чаще всего применяют название «дивизионисты». Из всех названий-синонимов дивизионизма они остановились именно на этом. Во-первых, потому что не были наследниками импрессионистов, чтобы гордо называться неоимпрессионистами. Во-вторых, потому что пуантилистской точке предпочитали длинные тонкие мазки, как будто расщепляющие реальность и лишающие ее надежности.
  • Максимилиан Люс. Установщики свай. 1902
  • Гаэтано Превиатти. Георгика. 1905
Итальянские дивизионисты считали, что техника раздельного наложения мазков дематериализует цвет, а вместе с ним и мир, создает его заново, одухотворяет. Джованни Сегантини и Гаэтано Превиатти применяют ее к символическим, мифологическим сюжетам — их работы мистичны и призрачны. Анжело Морбелли (как и француз Максимилиан Люс) считает, что прогрессивный стиль живописи должен служить прогрессивной политической и общественной позиции — и пишет раздельными мазками рабочих и крестьян, которые трудятся за гроши.

Последователи живописной теории французских неоимпресионистов появлялись в Бельгии и Голландии. И несмотря на разницу мировоззрений, социальных и художественных целей, работы дивизионистов складываются в цельное направление, достигшее особых эстетических и философских эффектов.

Пункт назначения

Несколько лет отстаивая новые живописные приемы, стремление к исключительной светозарности и призывая в защитники Делакруа, дивизионисты скоро перестали нуждаться в оправданиях. Их искусство было признано, оно вдохновляло будущих фовистов Анри Матисса и Андре Дерена. Поль Синьяк 24 года возглавлял Общество независимых художников, которое организовывало Салон независимых.

Картины, написанные в мастерских, самым простым набором красок (неоимпрессионистов подозревали в использовании особо дорогих и ярких пигментов), достигали эффекта монументального, непреходящего. Импрессионистской сиюминутности они предъявили и противопоставили художественный мир, вскрывающий суть и неизменную ценность вещей.
  • Тео ван Рейссельберге. Время для загара. 1897
  • Анри Эдмон Кросс. Променад, или Кипарисы. 1897

Дивизионизм: шпаргалка

Художники, работавшие в технике дивизионизма: Жорж Сёра, Поль Синьяк, Камиль Писсарро, Люсьен Писсарро, Тео ван Рейссельберге, Максимилиан Люс, Анжело Морбелли, Шарль Ангран, Джованни Сегантини, Гаэтано Превиати, Анри-Эдмон Кросс, Ян Теодор Тороп.

Вы эксперт, если:

— понимаете, что техника написания картин при помощи мелких точек — это не главная цель художников-неоимпрессионистов, а только средство разделить сложный цвет на несколько простых,

— можете отличить созерцательного Сёра от жизнерадостного Синьяка,

— не можете себе отказать в удовольствии и подходите к картинам дивизионистов поближе, чтоб рассмотреть, из каких цветов они составили этот невероятный зеленый, синий и даже серый.
Empfohlene Kunstwerke:
Eduard Iosifovich Bazilyansky. Warm Evening
Warm Evening
1993, 50×70 cm
$2 146
Original
Ludmila Pokachalova. Picture amulet "Guardian Angels. Crystal"
  • Werbung
Picture amulet "Guardian Angels. Crystal"
2024, 80×60 cm
$3 434
Original
Andrew Lumez. The pitfalls
  • Werbung
The pitfalls
2022, 30×40 cm
$57
Original
Natalia Priputnikova. Pair
  • Werbung
Pair
XXI Jahrhundert, 40×30 cm
$137
Original
Andrei Viktorovich Maximov. "In a rainbow."
  • Werbung
"In a rainbow."
2023, 120×210 cm
$10 000
Original
Andrei Viktorovich Maximov. Spillover
  • Werbung
Spillover
150×120 cm
$10 000
Original
Марина Романова. Pine
  • Werbung
Pine
2023, 35×27 cm
$343
Original

Вы профан, если:

— считаете, что писать картины точками — это эстетская блажь, не требующая особого мастерства,

— уверены, что научный подход несовместим с вдохновенным творчеством.

Автор: Анна Сидельникова

Заглавная иллюстрация: Жорж Сёра. Воскресный день на острове Гранд-Жатт. 1886