button-pro-crown
PRO accounts for artists
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Más detalles
button-pro-crown
PRO accounts for artists
arrow-toparrow-down
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Más detalles

В здоровом теле. Полнота в искусстве - от древних времен до наших дней

На протяжении существования человечества стандарты красоты непрерывно менялись, что находило отражение в изобразительном искусстве. А на них, в свою очередь, влияли самые разные факторы — начиная от доступности пищи и заканчивая религиозными догматами. Разбираемся, кто, когда и почему живописал людей «в теле».
В здоровом теле. Полнота в искусстве - от древних времен до наших дней

Эволюция Венеры

Один из наиболее древних памятников телесности — статуэтка, обнаруженная археологами в Австрии больше ста лет назад, которая получила название Венеры Виллендорфской: ее возраст составляет около 30 тысяч лет. Для людей палеолита наиболее важными частями женского тела были те, которые гарантировали успешное размножение — полная грудь и широкий таз. Поэтому статуэтки этого периода, найденные в разных регионах, нередко обладают этими признаками. Они символизировали плодородие и выступали в качестве своеобразного оберега, защищавшего племя от вымирания.
Венера Виллендорфская. Известняк. 29-е тысячелетие до н.э. Музей естествознания. Вена, Австрия. Исто
Венера Виллендорфская. Известняк. 29-е тысячелетие до н.э. Музей естествознания. Вена, Австрия. Источник: itinari.com
С расцветом религии и философии в древнеримской и древнегреческой культурах наступил затяжной период культа атлетического телосложения. Это было связано с одной стороны с верой в то, что божества имеют человеческий облик, поэтому их тела должны быть безупречны с точки зрения пропорций. С другой стороны, сыграли роль убеждения древних философов о том, что увлечение едой и другими чувственными удовольствиями свидетельствует о болезни и неподобающем поведении. Обычно толстый персонаж в греческих комедиях Аристофана и других авторов был пьяницей, обжорой или бездельником. Хотя по современным меркам древнегреческие Венеры все еще достаточно полнотелые.
Если греки стремились уменьшить удовольствие от еды, христиане предпочитали полностью его подавить. Некоторые богословы Средневековья считали, что прием пищи отвлекает от религиозных занятий: озабоченность едой рассматривалась как путь, ведущий к худшим грехам — похоти и лени.
Поэтому в средневековом искусстве долгое время отдавалось предпочтение не тронутым печатью порока худым телам. Естественно, кроме случаев, когда на картине изображались реальные личности с присущими им особенностями телосложения. Либо напротив — герои мифов или сказок, обладавшие характерными чертами внешности.
Первый значительный прорыв в живописании полновесных персонажей произошел в период Высокого Возрождения. Повышенный интерес к античной культуре и подражание древнегреческому культу тела привел к появлению большого количества картин с прекрасной Венерой, которую традиционно изображали с ярко выраженными женственными формами — округлыми плечами и полными бедрами.

Тело как улика

Строго говоря, у средневековых художников было не так уж много поводов рисовать полных моделей. Долгие европейские зимы, быстро истощавшие запасы еды, регулярные эпидемии чумы и другие болезни не оставляли шансов среднестатистическому гражданину для набора лишнего веса. Неограниченный доступ к пище долгое время оставался недостижимой мечтой.
Ситуация начала меняться с открытием Американского континента и внедрением в Европе таких высококалорийных и неприхотливых культур, как картофель и кукуруза. К концу 16 века также значительно ослабло давление религиозных догм и церковь начала терять безусловный авторитет в социальной и государственной жизни европейцев. Появление на картинах обнаженных персонажей стало все больше распространенным явлением, а их полнота превратилась в синоним благополучия и сытой жизни.
В начале 17-го столетия Амстердам обогнал Антверпен в статусе крупнейшего международного порта на севере Европы, а также ее главного банковского центра. Возможно, именно с этим фактором связан расцвет в Голландской республике живописи, свидетельствующей об уменьшении перебоев с полноценным питанием. Больше других прославился на этом поприще, конечно, Рубенс. Именно его творчество приводят в пример в первую очередь, когда говорят о «бодипозитиве» в классическом искусстве.
Но не только изображение женского тела в его естественной форме получило индульгенцию в это время. В 1620-х годах сразу несколько европейских художников написали картины с участием Силена — древнегреческого бога, воспитавшего покровителя виноделия Диониса. Его традиционно изображали вечно веселым и пьяным, с плотно набитым закусками выдающимся животом.
Obras recomendadas:
Eduard Iosifovich Bazilyansky. Warm Evening
Warm Evening
1993, 50×70 cm
Unknown artist. Reproduction, Flower Garden-Gustav Klimt
  • Publicidad
Reproduction, Flower Garden-Gustav Klimt
23
$284
Original
Natalia Priputnikova. Pair
  • Publicidad
Pair
XXI siglo, 40×30 cm
$137
Original
Andrew Lumez. The pitfalls
  • Publicidad
The pitfalls
2022, 30×40 cm
$57
Original
Grigor Baghdasarian. On the road
  • Publicidad
On the road
2020, 75×75 cm
Andrei Viktorovich Maximov. "ONE SUMMER DAY"
  • Publicidad
"ONE SUMMER DAY"
130×130 cm
$10 000
Original
Andrei Viktorovich Maximov. Spillover
  • Publicidad
Spillover
150×120 cm
$10 000
Original
Марина Романова. Pine
  • Publicidad
Pine
2023, 35×27 cm
$341
Original
Ludmila Pokachalova. Picture amulet "Guardian Angels. Crystal"
  • Publicidad
Picture amulet "Guardian Angels. Crystal"
2024, 80×60 cm
$3 414
Original
Ludmila Pokachalova. Oil painting with views of Moscow
  • Publicidad
Oil painting with views of Moscow
2024, 100×100 cm
$1 138
Original
Natalia Priputnikova. Pink tenderness
  • Publicidad
Pink tenderness
60×50 cm
$341
Original
Если персонажи Рубенса пышут жизнелюбием и красотой, то у его соотечественника Рембрандта полные могут быть и бедными, и больными, и некрасивыми, что подчеркивает доступность пищи в изобилии для всех категорий населения.
Одновременно с тем, как росло благосостояние среднего европейца, постепенно люди в теле становились героями картин все большего числа художников. Среди импрессионистов они встречаются у Ренуара, Дега и прочих.
  • Эдгар Дега. Женщина, вытирающаяся после купания, 1877
  • Пьер Огюст Ренуар. После купания, 1900
На протяжении долгого времени крупное телосложение не было чем-то знаковым или символичным в искусстве и рассматривалось всего лишь как часть отображения действительности.
В течение около четырех столетий, примерно между 1500 и 1900 годами, солидный вес и объем тела, как для мужчин, так и для женщин, считался привлекательным. В зависимости от страны и века этот стандарт несколько варьировался, но в целом считалось не только красивым, но и естественным выглядеть полным.

Тело как протест

Когда доступность еды окончательно перестала быть показателем статуса в индустриальном обществе, постепенно начал формироваться новый идеал красоты — стройное и подтянутое тело. Лишь некоторые редкие художники 20-го века исследовали на своих картинах телесность во всех ее проявлениях, а современники часто находили их картины вызывающими и даже отвратительными.
Британский художник Люсьен Фрейд писал обнаженных людей обоего пола любой комплекции, словно изучая все вариации физического проявления человека. Но одними из самых знаменитых его работ стали картины, для которых ему позировала социальная работница Сью Тилли весом 127 кг. Полотна с «Большой Сью» бьют рекорды на аукционах: «Социальная смотрительница спит II» (1995) в 2015 году продана на Christie’s за 56,1 млн долларов.
Некоторые современные художники сделали изображение полных людей своим фирменным стилем или частью идеологии. Французская художница и скульптор Ники де Сен-Фалль, выступавшая против стереотипных представлений о роли женщины в обществе, одной из форм протеста выбрала создание в 1960-х годах серии скульптур под общим названием «Нана». Масштабные фигуры из стеклопластика, ярко расписанные акриловыми красками, изображали полную жизнерадостную женщину в различных танцевальных и акробатических позах.
Фернандо Ботеро, один из наиболее известных современных художников Латинской Америки, пишет исключительно полных людей и зверей. Однако он утверждает, что его персонажи не толстые, а «объемные». «Я не рисую полных женщин. Никто не верит мне, но это правда. То, что я рисую — объемно. Когда я пишу натюрморт
Натюрморт – живописный жанр, фокусирующийся на изображении предметного мира. Название «натюрморт» происходит от француского nature morte либо же итальянского natura morta, что переводится как «мёртвая природа». На натюрморте изображают неодушевленные предметы, композиционно расположенные в реалистическом пространстве. Читать дальше
, я также делаю его объемным. То же самое касается животных и пейзажей, — говорит он. — Кого бы я ни писал — женщину, мужчину, собаку или лошадь, — я всегда делаю это с идеей объема, а не потому, что одержим толстяками».
К концу прошлого века индустрия моды довела стремление показывать на подиумах и обложках журналов исключительно экстремально худых моделей до такого абсурда, что маятник неминуемо качнулся в обратную сторону. Все больше и больше людей стало заявлять о своем праве не вписываться в узкие модельные рамки. Но еще в 1994 году, когда в лондонской галерее Саатчи впервые показали триптих «Стратегия» британской художницы Дженни Сэвилл, в прессе появилось много негативных отзывов из-за «чрезмерного» объема и веса модели.
Recommended exhibitions and views
Дженни Сэвилл. Стратегия, 1994. Холст, масло, на трех панелях.
Источник: artnews.com
Дженни Сэвилл. Стратегия, 1994. Холст, масло, на трех панелях.
Источник: artnews.com
Сэвилл подчеркивает, что в фокусе ее внимания вовсе не была полнота ее подруги, которая позировала для картины. «Я попросила ее стать моделью, потому что считала ее красивой, — отмечает художница. — Я не представляла себе, что изображение вызовет такую реакцию. Но меня очень тронуло количество людей, которые написали мне, что моя картина стала первым разом, когда они увидели на холсте кого-то похожего на себя».