Original   Auto-Translated
В наши дни вновь и вновь возникают идеи некоего виртуально-иллюзорного возрождения дворянской культуры, хотя бы в своеобразной художественной ретроспекции. Вероятно, весьма любопытно и заманчиво примерить на себя кринолины и камзолы, ленты и ордена прошлых веков… Когда-то примерно об этом восторженно-иронично писал О.Э. Мандельштам, приглашая в Царское Село! «Свист паровоза… Едет князь. […] Не сомневаюсь – это князь…».

Для русской культуры начала ХХ столетия возрождение традиций золотого «дворянского» века было весьма необходимым и насущным, что проявилось ярче всего, пожалуй, в ретроспективизме «Мира искусства». Однако уже в идеях и искусстве «русского авангарда» пошатнулись прежние ценности, зашатались устои…

Понятия «аристократизм» и «элитарность» в ХХ в., еще в период «восстания масс» и «дегуманизации искусства» сильно трансформировались и приобрели внесословные характеристики. История – «дама» коварная, поэтому как знать, кого она потом занесет в свои анналы: тех, кто успешно и достаточно громко выставлялся на всех выставках или тех, кто работал тихо и незаметно в какой-нибудь мансарде старинного питерского дома? Тех, кто гордится своим именитым происхождением, или, наоборот, скромностью и демократичностью своего существования?

Международная ассоциация «Художники-потомки дворянских родов» образовалась в 2002 году, отметив свое рождение выставкой в галерее «Палитра». В этом году она уже отмечает свой десятилетний юбилей, проводя выставку в Музее-усадьбе Г.Р. Державина. В ассоциацию входят более 20 человек. Инициатором этого своеобразного объединения выступил петербургский художник В.В. Заварицкий. К потомкам дворянских родов, вошедших в ассоциацию, относятся также художники Я.И. Крестовский, Л. Лазарев,

В. Афанасьев, В.Н. Питанин, Н.И. Рейн, К.А. Троицкий, Л.Я. Трубецкая, В.Я. Трубецкая, О.А. Ивашинцова, Д.Д. Ивашинцов. Нужно подчеркнуть, что известных петербургских авторов – Я.И. Крестовского и Л. Лазарева даже посмертно продолжают числить в Ассоциации, куда они входили при жизни.

Художественные критерии этого объединения весьма размыты, так как очевидно, что только происхождением не исчерпывается степень одаренности и профессионализма, поэтому «дворянская» кровь подпитывается и подкрепляется иногда творчеством состоявшихся и ставших уже именитыми мастеров недворянского происхождения.

Участники этого объединения имеют различную художественную подготовку. Среди них – выпускники Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина (живописцы Я.И. Крестовский, Л.Я. Трубецкая, график В.Я. Трубецкая, скульптор О.А. Ивашинцова, архитектор В.Н. Питанин), Мухинского высшего художественно-промышленного училища (скульптор Л.К. Лазарев), Государственного педагогического института имени А.И. Герцена (В.В. Заварицкий), Ленинградского художественного училища им. Серова (К.А. Троицкий, Д.Д. Ивашинцов). А живущий ныне во Франции В. Афанасьев, член Ассоциации русских художников в Париже, окончивший Ленинградскую государственную консерваторию, много работавший в известных оркестрах как скрипач, приобрел художественный опыт как участник выставок ленинградского андерграунда 1970-х годов. Пожалуй, главное, что объединяет таких непохожих и разноплановых художников – возрождение и сохранение духовных ценностей российской культуры, этот поиск они осуществляют через разные формы и приемы. Они проектируют дома, расписывают храмы, создают театральные декорации, скульптуры, иллюстрации к книгам, пишут портреты, пейзажи и натюрморты… Одним из главных направлений в их живописи стало религиозное. Например, В.В. Заварицкий специализируется непосредственно на церковном искусстве. Он расписал несколько храмов в Волжской Епархии (храмы в Курумыч близ Самары, в Тольятти, Кузнецке, Свято-Вознесенский монастырь в Сызрани), храм Вознесения в Колпино, храм Казанской Божьей матери в Луге. Его росписи выполнены в академическом духе и ориентированы на традиции русской церковной живописи рубежа XIX-XX вв.

В.В. Заварицкий – автор многочисленных икон, хранящихся в храмах России и в частных коллекциях, в том числе в Санкт-Петербургской Епархии: в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры (икона «Андрей Первозванный»), в церкви Екатерины-Великомученницы в Девяткино. Некоторые иконы, например, «Андрей Первозванный» уже полюбились прихожанам и стали почитаемыми. На выставках Ассоциации живописец тоже экспонирует иконы, в частности – «Николай Чудотворец» и «Царица небесная».

Религиозные мотивы характерны также и для живописи В. Афанасьева, который разрабатывает уникальную систему цвето-звуковых отношений, вслед за классиками искусства ХХ века В.Кандинским, А.Шенбергом, А. Скрябиным. В живописи В. Афанасьев стремится передать «звучание» цвета, соотнося цвето-тональные закономерности с нотными записями. Его композиции на сюжеты из Библии: «Хорал», «Несение креста», «Симфония псалмов», «Ангел» и другие наполнены музыкальным звучанием и демонстрируют стремление к синтезу музыки и живописи.

Определенную близость к этим экспериментам демонстрирует живописная композиция известного ленинградского скульптора Л. Лазарева «Пьета», написанная мощными экспрессивными мазками. Лица святых напоминают здесь скорее трагические маски-лики, а фигуры очерчены резкими черными контурами, усиливающими трагизм сцены. Абстрактный живописный фон подчеркивает мажорное «звучание» живописи.

Связь с «русским авангардом» обнаруживает творчество Д.Д. Ивашинцова, представившего картину на известный сюжет «Чудо о змие». Традиционная по своей иконографии композиция написана в несколько примитивистской манере – чуть утрированная фигура коня (словно деревянная лошадка), яркие и декоративно трактованные архитектурные постройки заднего плана (словно из древнерусских миниатюр). Сильный контраст доличному письму составляет по-филоновски экспрессивная, «аналитичная» живопись лика Св. Георгия с трагическим взглядом огромных глаз, его мощных рук, благословляющей с небес руки Спасителя, головы Дракона.

Для петербургских художников особое значение всегда имел пейзажный жанр. В разное время

к пейзажу было различное отношение – то как к уходу от острых и небезопасных политических проблем в этот своеобразный «санаторий для живописи», по словам известного искусствоведа Я. Тугендхольда, то как к воспеванию духовной, внутренней красоты, то как к символическим и философским образам. В живописи художников Ассоциации можно также встретить это многогранное понимание пейзажных задач.

Мощной живописной экспрессией в сочетании с мягкостью форм и легкостью очертаний отличаются ленинградские пейзажи Я. Крестовского, наполненные философской многозначностью и особой «петербургской» серебристой атмосферой белых ночей. Стилистически эти работы связаны с лучшими традициями ленинградской живописи, с пейзажами А. Осмеркина, представителей «Круга художников». В них есть восхищение прекрасными, неповторимыми архитектурными шедеврами, преклонение перед плотным, низким северным небом, некий мистический страх перед глубинными тайнами вод каналов и рек.

Несколько по иному раскрывается Петербург в пейзажах Л.Я. Трубецкой. В развернутых панорамных композициях, построенных на световых и цветовых контрастах, перед зрителем предстает город-призрак, город-фантом, город набережных, храмов, домов и машин, но совершенно безлюдный, с фонарями, напоминающими виселицы...

Работы К.А. Троицкого «Сосна», «Рыбацкая хижина» пронизаны южным солнечным светом и написаны в условной декоративной манере. Рисунок в них стилизован и упрощен, форма «лепится» обобщенными цветовыми пятнами, в колорите его пейзажей присутствуют сильные цветовые контрасты. Стилистически творчество К.А. Троицкого близко к живописи А.Д. Древина и Н.П. Крымова.

Заключая этот краткий обзор необходимо отметить, что современные художники, объединенные весьма условно в эту необычную международную Ассоциацию, – не изнеженные ленивцы, но настоящие труженики, служащие в самом высоком смысле подлинной культуре, работающие в разных видах искусства: от монументального до станкового, во многих жанрах и направлениях. Среди них есть те, кто уже прочно вошел в историю отечественного искусства, и те, кто только делает попытки или занимается любительским, дилетантским «домашним» творчеством, что во все времена являлось доброй традицией дворянской культуры.

С.М. Грачева,

декан факультета теории и истории искусств

Государственного академического института живописи,

скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина, доктор искусствоведения,

профессор кафедры русского искусства, член Ассоциации искусствоведов Общероссийской организации историков искусства и художественных критиков (АИС), член Международной ассоциации художественных критиков (AICA). Член Союза художников России.