Choose a language
Use Arthive in the language you prefer
Sign up
Create an account
Register to use Arthive functionality to the maximum

"Кандинский: художник как шаман" и русские авангардисты в Италии: от Филонова до Бурлюка

  2 
Пока американцы готовятся исследовать творчество Кандинского в Музее Гуггенхайма (выставка открывается в конце июня), итальянцы открывают для себя его шаманские корни. До 6 июля в городе Верчелли будет работать выставка «Кандинский: художник как шаман», демонстрируя и работы Павла Филонова, Давида Бурлюка, Михаила Ларионова, Аристарха Лентулова, Александры Экстер. Сложно сказать, знают ли жители славного города, кто такие шаманы, но представление об абстракционизме наверняка имеют.
"Кандинский: художник как шаман" и русские авангардисты в Италии: от Филонова до Бурлюка
"Кандинский: художник как шаман" и русские авангардисты в Италии: от Филонова до Бурлюка
Экспозиция призвана продемонстрировать «шаманские» корни пионеров абстрактного искусства, а именно тот интерес, который испытывали эти художники к традициям, народным обрядам и фольклору в целом. Отмечу, что в отношении Кандинского «шаманские корни» не метафора. Согласно одной из версий, в роду Кандинских шаманы имелись. В. Бараев, в своей книги о Кандинском пишет, что «генная память взыграла в Кандинском в экстазе вдохновения, которое можно сравнить с шаманским вознесением в верхний мир во время камлания».

А известная американская исследовательница Пег Вейсс в книге «Кандинский и Старая Россия. Художник как этнограф и шаман» высказалась, что «в процессе творческого акта художник, как и шаман, оживлял полотно, вызывая вибрацию души сначала у самого себя, потом у зрителя». Вейсс сравнивает картины Кандинского с искусством «примитивных народов». Так, в частности, зарисовках 1924 года варьируются темы всадника-шамана, змеи, круга; для овальных работ 1925−1928 годов характерным является четырехчастное членение композиции, соответствующее языческим представлениям о Верхнем и Нижнем мирах.
Ядро экспозиции составят произведения из коллекции Государственного Русского музея, который недавно установил связи по культурному обмену с городом Верчелли.

Кроме работ Василия Кандинского, представлены картины его прославленных современников Павла Филонова, Давида Бурлюка, Михаила Ларионова, Аристарха Лентулова, Александры Экстер и др. из музейных коллекций и частных собраний.

Посетители могут увидеть такие знаменитые шедевры, как «Красная церковь», «Картина с остриями» и «Золотое облако» Кандинского, «Две девочки» Филонова, «Лучистый пейзаж» Ларионова, «Днестровские пороги» Бурлюка.
  • Филонов - Победа над вечностью
  • Ларионов - Лучистый пейзаж
    Развитие жанра от древности до наших дней: как религия и изобретение техники масляной живописи способствовали становлению жанра в Европе и почему так важна река Гудзон? Читать дальше
Кроме того, в экспозиции находятся произведения русского народного декоративно-прикладного искусства XIX—XX веков: прялки, сундуки, санки, наличники. Для Верчелли — тоже некое «шаманство»!

Выставка открыта в бывшей церкви Святого Марка, построенной в 1266-м, а в ноябре 2007-го переданной под музей венецианской коллекции Пегги Гуггенхайм и ныне известной как Arca di Vercelli.

Напомню, что Василия Кандинского считают одним из основоположников абстракционизма и он является одним из самых плодовитых художников прошлого века. Сегодня его работы находятся в престижнейших музеях и галереях мира, в том числе в галерее Эрнста Байелера (Базель), Национальная художественная галерея (Вашингтон), коллекция баронессы Тиссен (Мадрид), Государственная Третьяковская галерея (Москва), Музей современного искусства и Музей Соломона Р. Гуггенхайма (Нью-Йорк)…

Пользуются успехом работы Кандинского и на аукционах. В прошлом году Кандинский «сорвал банк» на Christie’s — «Эскиз к импровизации 3», изображающий Святого Георгия, поражающего змея, ушел с молотка за £13 501 000. А «Эскиз к импровизации № 8» был в 2012 году продан на аукционе Christie’s в Нью-Йорке за рекордные для произведений Кандинского 23 миллиона долларов. Предыдущий рекорд установила другая картина Кандинского «Фуга», проданная в 1990 году за 20,9 миллиона долларов.