Choose a language
Use Arthive in the language you prefer
Sign up
Create an account
Register to use Arthive functionality to the maximum

Природа и изобилие: забытое искусство Мартина Джонсона Хеда представили в Америке

  0 
Мартин Джонсон Хед — исключительный художник XIX века, который ныне признан одним из самых значительных американских живописцев своего поколения. Однако при жизни у него был лишь один поклонник, а после смерти искусствоведы и коллекционеры и вовсе забыли о его произведениях. Ныне Художественный музей Милуоки представил всё богатство полотен мастера в экспозиции «Природа и изобилие: искусство Мартина Джонсона Хеда».
Природа и изобилие: забытое искусство Мартина Джонсона Хеда представили в Америке
Эта выставка, организованная Музеем изобразительных искусств в Бостоне, демонстрирует развитие творчества Хеда от ранних портретов до поздних натюрмортов с магнолиями.
Страстный натуралист и путешественник Мартин Джонсон Хед (1819 — 1904) на протяжении всей своей карь

Страстный натуралист и путешественник Мартин Джонсон Хед (1819 — 1904) на протяжении всей своей карьеры, охватывающей почти 70 лет, обращался к разным темам. Он писал портреты и искрящиеся солончаки, морские пейзажи (зачастую штормовые) и тропические ландшафты, изображения колибри и орхидей, а также цветочные натюрморты.

Искусствоведы считают, что его работы по стилю и содержанию значительно отличаются от произведений современников, хоть и уходят корнями в романтизм того времени.

Хед родился в Ламбервилле (штат Пенсильвания) и был сыном владельца магазина и почтового отделения. Его первым учителем стал Эдвард Хикс — художник-примитивист и квакерский миссионер. Ранние работы Мартина Джонсона Хида (члены его семьи писали свою фамилию как Heed, написание Heade художник придумал позже) датируются 1840-ми годами; в основном это были портреты.
Живописец дважды ездил в Европу и два года прожил в Риме. Его первая выставка прошла в 1841 году в Филадельфии, а следующая — в 1843-м в Нью-Йорке. Там он познакомился и завязал тесные отношения с пейзажистами из «Гудзонской школы». Те чаще всего изображали живописные ландшафты Новой Англии, штатов Нью-Йорк и Пенсильвания, а прежде всего — долины реки Гудзон. Некоторые искусствоведы ошибочно причисляют Хеда к этому направлению. Однако эксперты по творчеству мастера указывают, что лишь 40 процентов его произведений — это пейзажи, и только четверть из них соотносятся с традициями «Гудзонской школы».
С детства страстью Мартина Джонсона Хеда были колибри, и в 1863 — 1864 годах он провёл шесть месяцев в Бразилии, рисуя этих птиц в их естественной среде обитания.

Он намеревался проиллюстрировать книгу «Самоцветы Бразилии», но она так и не была опубликована. Тем не менее, художник создал около сорока пяти небольших изображений этих крошечных пернатых.
После двух поездок по Центральной Америке в 1866-м и 1870 годах Хед написал отдельную группу произведений, сочетающих колибри и тропические цветы. На картине «Пассифлоры и колибри» он изобразил двух чёрно-белых снежношапочных колибри, обнаруженных в Панаме, и самый яркий из страстоцветов — passiflora racemosa.
В этой картине Хед удачно соединил свои научные знания и эстетическую наглядность. Он точно изобразил крупным планом птиц и цветок, при этом изящно скомпоновал изгибы стеблей по всей картине и подчеркнул ярко-красные лепестки холодным серым и зелёным фоном джунглей.
Пассифлора («passio» — страдание и «flos» — цветок, лат.) или страстоцвет получила своё название благодаря итальянскому учёному XVII века Джакомо Босио, увидевшем в этом цветке воплощение страданий Христа. Десять лепестков он соотнёс с десятью апостолами, которые присутствовали при распятии, внешняя корона напомнила ему терновый венец, а три рыльца пестика — гвозди, которыми были прибиты к кресту ступни и руки Иисуса.
На протяжении всей своей карьеры Хед также писал традиционные цветочные букеты, соответствующие вкус

На протяжении всей своей карьеры Хед также писал традиционные цветочные букеты, соответствующие вкусам его современников. Для «Вазы с разными цветами» он намеренно выбрал те, что позволили ему работать с различными формами, текстурой и цветом. Однако их расположение не кажется нарочитым.

Возможно, Хед выбирал цветы с оглядкой на их символику. Он хорошо был знаком с модным в XIX веке стремлением присвоить каждому цветку определённое значение — особенно, связанное с той или иной чертой женского характера. Таким образом, гелиотроп, флёрдоранж и розу можно, соответственно, интерпретировать как преданность, непорочность и любовь. С другой стороны, гвоздика обычно означает презрение, а вереск — одиночество. Эти качества не приветствовались в женщинах того времени.

Слева: Мартин Джонсон Хед, «Ваза с разными цветами» (ок. 1872)

Мартин Джонсон Хед не был популярен при жизни. У него был лишь один поклонник и покровитель — промышленник Генри Флаглер, основавший монополию Standard Oil. Мало того, в первой половине XX века мастер едва не канул в лету, однако интерес к нему пробудился в канун Второй мировой войны. Теперь его картины есть в большинстве крупных американских музеев и частных коллекций. Вместе с тем, работы Хеда иногда можно найти в самых неожиданных местах, например, на гаражных распродажах и блошиных рынках.
Выставка «Природа и изобилие: искусство Мартина Джонсона Хеда» в Художественном музее Милуоки продлится до 26 февраля 2017 года.
По материалам официальных сайтов Художественного музея Милуоки и Музея изящных искусств в Бостоне. Главная иллюстрация: Мартин Джонсон Хед, «Орхидеи и колибри» (1875 — 1883)