Choose a language
Use Arthive in the language you prefer
Sign up
Create an account
Register to use Arthive functionality to the maximum

Социальные связи влияют на известность сильнее креативности

  1 
Художники могли влиять друг на друга — на эту мысль делали упор кураторы выставки «Создание абстракции: 1910−1925», которая прошла в нью-йоркском Музее современного искусства (MoMA) в 2012 году. Экспозиция продемонстрировала радикальный отход от традиций живописи, предпринятый практически одновременно примерно восьмьюдесятью художниками. Она открывалась масштабной диаграммой, которая иллюстрировала их сеть общения (интерактивная версия схемы доступна в Интернете). Особо были выделены мастера с наибольшим количеством социальных связей, такие как Пабло Пикассо и Василий Кандинский.
Социальные связи влияют на известность сильнее креативности
Во время работы над показом куратор Лия Дикерман отчасти ориентировалась на курс, который вёл профессор Колумбийской школы бизнеса Пол Ингрэм. Суть обучения сводилась к тому, как кураторы могут использовать свои профессиональные связи для достижения успеха. При подготовке выставки учёный помог сначала разобрать социальные сети пионеров абстракции, а затем начать новое исследование на основе этих данных.

Ингрэм и его коллега из бизнес-школы HEC Paris Митали Банержи использовали выводы MoMA для изучения роли, которую креативность и социальные связи сыграли при достижении уровня известности этих художников. Учёные пришли к выводу, что для успешных мастеров дружба была важнее создания нового искусства.
Общая схема связей между художниками-пионерами абстракции
Общая схема связей между художниками-пионерами абстракции
Схема социальных связей Василия Кандинского
Схема социальных связей Василия Кандинского
Стенд, открывавший выставку в 2012 году
Стенд, открывавший выставку в 2012 году
Диагарамма, разработанная для выставки «Создание абстракции: 1910−1925». Источник: www.moma.org

Исследование

Ингрэм и Банержи начали свой анализ с количественной оценки славы, креативности и социальной сети художников, представленных в «Создании абстракции». Чтобы определить известность каждого, они нашли в базе данных Google исторические тексты на французском и английском языках (в большинстве своём художники жили во Франции и США) и отметили количество упоминаний каждого мастера между 1910 и 1925 годами. Таким образом они определили известность художников за пределами их социальных кругов. «По сути, показателем этого стало то, как часто каждый появлялся в печатных текстах», — сказал Ингрэм.
Казимир Малевич, «Живописный реализм. Мальчик с ранцем. — Красочные массы в четвертом измерении» (19

Казимир Малевич, «Живописный реализм. Мальчик с ранцем. — Красочные массы в четвертом измерении» (1915). МоМА, Нью-Йорк

Для изучения социальных связей учёные взяли исследование MoMA, который выявлял эти отношения на основании биографий и писем живописцев. Информация об окружении включала данные о национальности, поле, возрасте и местонахождении каждого художника, а также об используемых материалах и школах, которые тот посещал. Эксперты не рассматривали историю выставок или рынок работ мастеров, хотя могут включить эти факторы в будущие исследования.

Для оценки творчества использовались два метода. Во-первых, это компьютерный анализ тысяч произведений искусства, созданных пионерами абстракции. Программа оценила, насколько работы уникальны по сравнению с подборкой произведений XIX века. Во-вторых, учёные попросили четырёх искусствоведов оценить работы каждого художника с точки зрения креативности, взяв за основу такие факторы, как оригинальность и новаторство. Оказалось, что баллы, сгенерированные машиной и выставленные экспертами, соотносятся.

Василий Кандинский в окружении друзей из группы «Голубой всадник». Фото: Fine Art Images / Heritage
Василий Кандинский в окружении друзей из группы «Голубой всадник». Фото: Fine Art Images / Heritage Images / Artsy

Что обнаружилось

Хотя предыдущие исследования показали, что связь между креативностью и славой существует, Инграм и Банерджи такого соответствия у своих исследуемых не обнаружили. Напротив, они пришли к следующему выводу.

Художники с большой и разнообразной сетью контактов были более известны, независимо от того, насколько новаторским было их творчество.

В частности, крупнейшим фактором в формировании славы мастера были социальные связи в разных странах. Ингрэм объясняет это тем, что у автора-космополита есть возможность выходить на разные рынки или развивать идеи, вдохновлённые другими культурами. «Опорой сети», по его словам, был Кандинский.
Картины Василия Кандинского на выставке «Создание абстракции: 1910−1925» в нью-йоркском Музее соврем
Картины Василия Кандинского на выставке «Создание абстракции: 1910−1925» в нью-йоркском Музее современного искусства. Фото: www.moma.org
В плане креативности исследователи обнаружили, что ни компьютерные баллы, ни экспертные мнения не были достаточно убедительными индикаторами известности художника.

Другими словами, даже если у автора были высокие творческие оценки, он не обязательно был знаменит.

«Важность этого исследования в том, чтобы показать, что разнообразие связей имеет значение не только как источник вдохновения, оно предоставляет и другие преимущества, — сказал Ингрэм. — Художники извлекают выгоду из космополитической идентичности».

Что это означает

С учётом современной установки на налаживание новых знакомств и профессиональных связей для новых карьерных возможностей и продвижения, выводы Ингрэма и Банержи не вызывают удивления. Тем не менее, они напоминают о важном: мы не станем знаменитыми в вакууме, нужно стремиться к широте и разнообразию своих социальных кругов.
Чтобы проиллюстрировать результаты, исследователи приводят в пример двух художниц из исследуемой группы — Ванессу Белл и Сюзанну Дюшан. У них общие «исходные данные»: обе не стали культовыми, у них схожее происхождение, у обеих были знаменитые братья и сестры (Вирджиния Вульф и Марсель Дюшан соответственно), обе получили одинаковые творческие оценки, — но Белл была более известна.

«Обе художницы были частью влиятельных арт-сообществ: Сюзанна Дюшан входила в круг дадаистов, а Ванесса Белл в „группу Блумсбери“, — отмечают авторы исследования. — Тем не менее, сеть общения Дюшан была ограничена художниками из её движения. Фактически, даже среди них её ближайшими друзьями были брат Марсель, муж Жан Кротти и приятель семьи Франсис Пикабиа. Социальный мир Ванессы Белл, напротив, включал широкую „группу Блумсбери“. Последняя была частью „Лондонской группы“, куда входили коллекционеры и покровители из-за границы Англии (например — Гертруда Стайн) или продюсеры и артисты, связанные с „Русскими балетами“ Дягилева. В конечном счёте, большее разнообразие круга Белл соответствует её большей известности».
«Из различных исследований мы знаем, что разнообразие связей питает креативность художников, что очень важно для них, — говорит Ингрэм. — Наличие социальных сетей означало возможность позиционироваться на рынке и быть более интересным и достойным внимания». Хотя исследование было сосредоточено на конкретном контексте столетней давности, его результаты выглядят вполне правдоподобно и для современных художников.

Адаптированный перевод. Оригинал статьи на сайте Artsy