Выберите язык
Пользуйтесь Артхивом на удобном для вас языке
Регистрация
Создайте учетную запись
Зарегистрируйтесь, чтобы использовать максимум функций Артхива

Что не так с законами об авторском праве художников и почему управляющие компании - это плохо

  6 
В Европе ужесточают контроль за соблюдением авторских прав. Благое намерение — радеть о благосостоянии автора, охраняя его интеллектуальную собственность, — на деле может сыграть с тем же автором злую шутку. Если цитирование (в любом виде) обложить налогом, а именно за это 26 марта проголосовали 348 депутатов Европарламента, то популяризаторов творчества заметно поубавится. При этом стоит учитывать еще и активность организаций по коллективному управлению авторскими правами.
Что это значит? Допустим, вы — молодой художник и хотите славы и денег. Наверное, есть способы этого добиться без широкой узнаваемости и цитируемости. Но нам ни один из них, увы, не известен. Но вы не переживайте! Вас, творческую личность, утешит добрый сотрудник некоей управляющей компании по соблюдению авторских прав и доступно объяснит, что лучше пасть в безвестности и нищете, чем допустить, что кто-то бесплатно разместит вашу работу на своем интернет-ресурсе, в каталоге или приведет в печатной статье. Ведь только управляющая контора любит вас. За каждую цитату она соберет деньги. Часть отдаст вам (может быть), остальное (а может быть и всё) заберет себе. А вы как хотели? Любовь управляющих бесплатной не бывает.

Есть и другой путь. Вот пройдет 70 лет со дня вашей смерти, тогда никакая контора уже не сможет помешать тиражированию вашего творчества.

Да, в описанном сценарии есть утрирование. Но так ли оно велико, если сами авторы ищут пути обхождения жестких законов по своей защите?

Но обо всем по порядку. Сначала рассмотрим то, за что проголосовало большинство депутатов Европарламента.
Акция протеста в Берлине против поправок в законодательство ЕС об авторском праве. Снимок Reuters

Налог на ссылки

Реформаторы сослались на то, что закон об авторском праве в Европе не менялся более 20 лет, и что пора его оптимизировать под цифровое пространство.

Особое возмущение общественности вызвали две статьи проголосованной директивы о копирайте. Участники массовых акций протеста в Германии и Чехии настаивают, что статьи нового закона покушаются на свободу слова в интернете. В знак протеста немецкая Википедия 21 марта закрывала доступ на свой ресурс на сутки.

Что же это за статьи?

Ст. 11 (в проголосованном документе 15) — обязывает веб-ресурсы платить за ссылки на материалы в СМИ. Эту статью уже назвали «налогом на ссылки».

Ст. 13 (в проголосованном документе 17) — подразумевает ответственность интернет-порталов за нарушение авторских прав пользователями. То есть, если вы на своей страничке в социальной сети опубликуете ссылку, или мем, или коуб, или гифку, а владельцу контента-основы это не понравится, и он подаст в суд, то штраф должна заплатить соцсеть.

И хотя закон, чтобы вступить в силу, еще должен пройти ряд процедур (требуется одобрение Европейского Совета), шансов на смягчение крайне мало.
Окончательное решение примут 9 апреля 2019 года — голосовать будут по одному министру от каждой страны-члена ЕС.
Кому это выгодно? Аналитики отмечают, что главным лоббистом новой директивы выступила Франция, которая, например, разрешает размещать фотографии Эйфелевой башни при дневном свете, а вот при ночном освещении — уже нет. Просто автор башни — конструктор Эйфель — 96 лет назад умер, а вот подсветку символа Парижа установили не так давно.

Также аналитики отмечают, что весьма и весьма заинтересованы в новом жестком законе крупные компании, заведующие авторскими правами (во Франции сосредоточено большинство подобных контор). В свое время они не придали должного зачения бурно развивающейся цифровой экономике, а теперь вынуждены наблюдать, как деньги пролетают мимо, оседая в крупных американских онлайн-фирмах, например, в Google. Их логика проста: чтобы перенаправить денежный поток, нужны запреты.

В итоге Франция додавила Германию, которая изначально была не так решительно настроена по поводу таких жестких нововведений. Разменной монетой выступил строящийся магистральный газопровод из России в Германию «Северный поток-2». Французское правительство пообещало, что не будет препятствовать, если Германия, в свою очередь, присоединится к новой директиве об авторских правах.

Как это может навредить художникам? Указанные статьи в новой директиве серьезно ограничивают свободу творчества. Но даже не это главное. Самое страшное — информационный вакуум, к которому может привести такое удушение арт-рынка авторским правом. Вы хотите, чтобы о вас говорили, ваши работы узнавали, цитировали, размещали в каталогах? Благодаря новым законам поток желающих все это вам предоставить иссякнет. Из бурной реки превратится в тонкую струйку.

Один из вариантов дальнейшего развития событий и обхождения сурового закона предложили сами пользователи соцсетей. Якобы сайты, ради дальнейшего продвижения, начнут публиковать свои материалы под лицензией, разрешающей свободное размещение ссылок на них. Тех же, кто предпочтет отчисления, поисковики и соцсети просто забанят во избежание возможных судебных разбирательств. Таким образом свободное размещение ссылок в сети должно превратиться из традиции в юридическую норму. Правда, пока не очень понятен механизм получения подобных лицензий.

Как на самом деле будет развиваться интернет-пространство дальше, покажет время.
Бэнкси. Ярость (Метатель цветов)
Одна из самых известных работ Бэнкси «Бунтарь». Появилась в Иерусалиме в 2003 году

«Машина, которая всех нас раздавит»?

Для бюрократической машины запретительные законы — топливо, которое позволяет выживать и оправдывать свое существование. Причем не просто выживать, а очень даже неплохо зарабатывать, под благовидным предлогом защиты авторов и их наследников.

Несколько примеров того, как управляющие конторы в России, призванные следить за соблюдение авторских прав, наживаются на этом.

— Бывшего руководителя Российского авторского общества (РАО) Сергея Федотова взяли под стражу в рамках нового дела о мошенничестве. Его обвинили в том, что он выплатил 730 млн рублей фиктивного авторского вознаграждение на подставные фирмы, обналичил и присвоил его. Согласно предъявленному обвинению, все это г-н Федотов провернул вместе с заместителем (своей мамой), начальником Управления обслуживания правообладателей Светланой Темешовой и ее подчиненной Анжелой Агейкиной.

 — Нынешний Гендиректор РАО  Максим Дмитриев  является еще и совладельцем (20%) Первого музыкального издательства,  одного из крупнейших правообладателей, получающих выплаты от РАО. Это очень удобно — платить самому себе.

При этом, организации по коллективному управлению авторскими правами (ОКУПы), получив государственную аккредитацию, могут собирать вознаграждения даже от имени тех авторов, кто договора с аккредитованной организацией не заключал. То есть, вы можете ничего не знать о ее существовании, но деньги все равно будут собраны. Поступит ли хоть что-то вам — вот вопрос.

Заметим, что прекращение коллективного управления авторским правом (то есть, запрет ОКУПов) и переход на договорные условия с каждым отдельным автором было одним из условий вступления России в ВТО. Тем не менее, монополия ОКУПов по-прежнему процветает. Тремя из четырех ОКУПов сегодня руководит один и тот же человек — Андрей Кричевский, глава Российского музыкального союза и фирмы «Мелодия». В ежегодном Специальном отчете за 2018 год торговое представительство США отметило, что российские ОКУПы «не соответствуют международным стандартам и не допускают представителей правообладателей — юридических лиц — в органы управления».

Как это сказывается на функционировании арт-пространства в России? Самым печальным образом. Денег требуют от всех. От музеев, выпускающих иллюстрированные каталоги выставок, от аукционов, от галеристов. Даже от журналистов, рискнувших проиллюстрировать статьи о творчестве современных художников их работами.

Да, когда жизнь в таких условиях становится особенно невыносимой, собираются круглые столы, с требованиями к управляющим конторам не так усиленно душить арт-бизнес. На последнем подобном форуме на представителя УПРАВИС (Ассоциация Правообладателей по Защите и Управлению Авторскими Правами в Сфере Искусства) сыпался град упреков и претензий от музейщиков, галеристов, журналистов и художников. Представитель — Алексей Кисточкин — обещал разобраться и принять меры.

Пока что послабление так и не пришло.
По информации изданий ARTinvestment, Радио Свобода и Медуза