Original   Auto-Translated
ЖЖ 2012-04-21 Из доклада о мракобесии
В 1757 году Синод потребовал «приостановить» научную деятельность Ломоносова, призвавшего «особливо не ругать наук в проповедях», придать сожжению его произведения, и отослать Ломоносова в Синод «для увещания и исправления». Требование Синода выполнено не было.
В 1764 году закрыт организованный Ломоносовым при Академии Наук научно-художественный журнал «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие», в котором публиковались статьи по астрономии, «вере святой противные и с честными нравами несогласные».
Регулярно цензурировались и запрещались книги по философии. (Гольбах, Гоббс, Вольтер, Руссо, Фейербах).
Под цензурным запретом были произведения русского писателя и философа А. И. Герцена, Петербургский митрополит Григорий даже внес в Синод предложение предать Герцена анафеме, но это предложение так и не было реализовано.
В 1840-х годах в список запрещенных по религиозным мотивам книг внесены сочинения Г. Р. Державина, А. Д. Кантемира, А. С. Пушкина, В. Г. Белинского, М. Шенье, В. Гюго, О. Бальзака.

ЖЖ 2012-04-24 Современное искусство перестало быть авангардным
Последний год показал, что современное искусство перестало быть авангардным. Вышли на улицы сто тысяч – и оказалось, что они – авангард. Пока мы думали о современном искусстве, в стране произошло что-то сверх важное. Значит нужно преследовать другие цели… некоммерческие.

ЖЖ 2012-04-25 Отличие художника от власти. Почему всегда Гельман?
Почему, при том, что к Манежной выставке, после которой Авдей сбежал, я не имею отношения и даже увещевал Авдея не делать свой перфоманс, ее упорно ко мне приклеивают? «Осторожно Религия» я не видел даже как зритель, узнал о ней уже после скандала и считаю ее слабой и неинтересной, но упорно вешают тоже на меня.
Почему проекты Овчаренко, Ерофеева и многих других со временем приписывают мне?
В принципе, я очень умеренный куратор. Часто, кстати, то левые, то радикалы меня за это критикуют. Вон Деготь обьявила нерукопожатным за общение с Чаплиным и за Культурный Альянс.
Так почему?
Мне кажется ответ один: они больше никого не знают. И когда отец Всеволод сказал: "Приглашаю всех, даже Гельмана", — он просто других фамилий не вспомнил. При этом видимо считают, что художественная среда, как и власть или церковь, — это вертикаль с единоначалием. При том что автономия художника — это очевидное условие художественной деятельности.
ИСКУССТВО — ЭТО НЕ КОРПОРАЦИЯ А СИТУАЦИЯ
Иначе министр культуры был бы самым влиятельным, а не "простой художник" Илья Кабаков. (Авдеев кажется на 38 месте по последним рейтингам).
Да, я всегда защищаю художников против репрессивной машины, когда вижу несоразмерность поступка и наказания. Но то же делает каждый из нас. Короче, несу свой крест.

ЖЖ 2012-04-26 Неужели времена изменились?
Лет 6 назад депутаты госдумы решили запретить нашу выставку «Россия-2» и оперу "Дети Розенталя" Сорокина и Десятникова. Выставку даже не поставили на голосование, так как она была организована частной галереей. А по опере проголосовали, так как Большой Театр "на деньги налогоплательщиков".
На что получили ответ, что репертуар Большого театра формируется руководством театра, исходя из профессиональных соображений, и что они, депутаты, могут сменить руководство, но не могут указывать, что театру ставить.

ЖЖ 2012-04-26 Почему нельзя критиковать акцию Пусси Риот
Никто же не говорит, что им надо рукоплескать. Но если бы сейчас их отпустили и поменяли бы статью, выписали бы штраф или 15 суток, тогда можно было бы снова вернуться к тому, чтобы оценивать саму акцию. А сейчас обсуждают одно — будет ли Россия "православным шариатом" или нет. Если вы посмотрите западную прессу, которая ничего не понимает про православные храмы, они просто пишут, что девушки спели песню против Путина и их засадили в тюрьму.

ЖЖ 2012-04-26 Интервью об отмене выставки в Новосибирске
Тайга.инфо: Хотелось узнать ваше мнение о том, что случилось в Новосибирске. То есть вечером мы даем анонс выставки, а утром становится известно, что ее не будет...
— Наверное, вы лучше меня понимаете, о чем идет речь. Дело в том, что вообще ситуация достаточно идиотская. Потому что понятно, что художники — это не пропагандисты, не дизайнеры и не оформители, они пытаются размышлять как-то с помощью своих работ. И именно такая обёрточность этой выставки — это абсолютно ни в коем случае никакой не радикальный жест. Это яркая и вполне себе такая деликатная, я бы сказал, выставка на тему того, как представляется Россия нам, нашим друзья за рубежом и так далее, и так далее. Более того, новосибирские ребята, которые попросили нас дать эту выставку, они какие-то, может быть, спорные с точки зрения кого-то работы решили убрать, и мы им разрешили это сделать. Потому что, понятно, немножко ситуация изменилась, атмосфера такая накалённая, и понятно, что им лучше знать. Мы-то никаких скандалов не хотим, мы просто хотим, чтобы новосибирцы увидели выставку, поэтому мы не возражали.
Тайга.инфо: Убрали спорные работы, но всё равно столкнулись с запретом. Почему?
— Какая-то это глупость, с моей точки зрения. Ну понятно, что есть два варианта того, почему это произошло. Один вариант — что в стране изменилась атмосфера, и свободное высказывание [теперь] окончательно под запретом. Мне не хочется так думать, честно говоря. То есть я всё-таки склонен к тому, что речь идет о глупости. Большой глупости, которую сделали большие люди, губернатор и кто там принимал эти решения, вот и всё. Очень жаль. Причем мы же эту выставку сделали, я как куратор уже доволен, она имеет и аудиторию, и прессу, поэтому в первую очередь, конечно, жаль жителей города, которые её не увидят.
А у них была возможность на одной выставке увидеть целую палитру. Работа Дубосарского и Виноградова, имейте в виду, два месяца висела в Третьяковской галерее, там на 70 метрах собраны все культовые персонажи картин Третьяковки. Там все работы очень яркие, интересные и реально дающие представление, по крайней мере, об одном из трех ведущих направлений, сегодня существующих в русском искусстве. То есть, если совсем предельно, то еще две выставки такого же масштаба, но разных направлений, и новосибирцы бы имели достаточно чёткое, не меньше, чем, я не знаю, москвичи, представление о состоянии русского искусства.
Тайга.инфо: А правда, что «Родина» впервые из Перми выбралась бы именно в Новосибирск?
— Да, это правда. Новосибирск должен был стать первым городом, а осенью — в рамках [Moscow] Art Week, [она будет представлена] в Москве.
Тайга.инфо: То есть у вас там уже есть чёткие договоренности по срокам?
— Ну да, это будет в сентябре. Видите, они там сейчас точно определяют, когда будет эта Московская Неделя Искусства, когда открытие будет. Но, в принципе, да. Мы там сейчас несколько пространств смотрим, просто выставка же большая, две работы в Новосибирске просто не поместились по высоте. Да, на эту выставку достаточно большой спрос, после «Русского бедного» это [первое] такое масштабное исследование [России] с помощью искусства.
Тайга.инфо: Просто наши чиновники заявили, что не отменяют выставку, а переносят на какой-то другой срок, потому что в мае чествуют ветеранов. А потом, видимо, можно.
— Ну это какая-то попытка [с их стороны] сохранить лицо. Видите, здесь «более лучше» комментарии дадут наши новосибирские коллеги. И они хотят, чтобы выставка всё-таки была. Дело в том, что лето для выставок плохо: начиная со второй половины июня, люди в основном уезжают из городов.
Тайга.инфо: Ага, а в сентябре у вас уже Москва, и куда переносить — непонятно.
— Ну я не знаю. Тут же еще вопрос в том, готовы ли мы к этому. Мы ведь ничего с этого не имеем: у нас попросили выставку, мы это, условно говоря, воспринимали как помощь нашим коллегам в Новосибирске, что им надо подымать центр современного искусства, и мы такую им помощь оказываем в виде этой выставки. Но дальше я сильно сомневаюсь, что мой музей начнет под дудку ваших законодателей подыгрывать. Мы им подыгрывать не будем. Если они вляпались, они вляпаются по полной.
Тайга.инфо: Скажите, а министерство культуры Пермского края как-нибудь выставку «Родина» поддерживало, участвовало во всём этом?
— Вообще, я хочу сказать одну важную вещь: министерство культуры Пермского края не вмешивается в художественную политику музеев. Ни моего, ни любого другого, понимаете? Вообще, сам факт вмешательства — это нонсенс. Они не должны, потому что есть профессионалы. Вы знаете, в 2004 году Государственная Дума решила запретить в Большом театре оперу [Владимира] Сорокина и [Леонида] Десятникова «Дети Розенталя». И депутаты проголосовали, что надо запретить. На что получили письмо директора о том, что планы Большого театра формируются исключительно из профессиональных соображений, и никоим образом они не имеют право пытаться даже влиять на программу Большого театра. Что, если они хотят, они могут уволить директора. Вот и всё, прекрасно прошла премьера. То есть это вообще нонсенс. Министерство культуры Пермского края не считает для себя возможным влиять на художественную политику музеев, театров и так далее, и так далее.
Тайга.инфо: К нам просто в прошлом году приезжал Николай Новичков, тогда — министр культуры Пермского края, и они с нашим министерством подписали какой-то документ о сотрудничестве. А теперь так наши чиновники так пермскую выставку принимают.
— Да, соглашение они подписали. Ну что, разбирайтесь, это ваши проблемы, я тут могу только сожалеть, вы лучше меня знаете, мне кажется. Нет, я, конечно, надеюсь, что [организаторы выставки в Новосибирске] надежду не потеряли. Потому что, если бы они потеряли надежду, они бы уже мне позвонили, а пока я всю эту информацию черпаю из средств массовой информации.
Тайга.инфо: И теперь в Новосибирск вы уже 19 мая не приедете?
— Не знаю, надо понять, будет ли выставка. У меня такой жесткий график в мае, что я планировал приехать на два дня буквально, вырезая из других, но сейчас, если не будет выставки, то смысла нет... Нет, ну у меня нет к городу каких-то претензий, я понимаю, что это начальство, город не виноват. Более того, меня Слава Мизин просил, и я что-то даже придумал, какой-то концепт для Новосибирска, каким образом городу некий прорыв сделать в культурном плане, такой, чтобы это сильно отличалось от того, что делается в Перми и других городах. Но просто [теперь] непонятно, потому что то, что я делаю, можно

ЖЖ 2012-04-28 Интервью для НГС (Новосибирск)
Что случилось с вашей выставкой в Новосибирске?
Эта выставка — очень интересный срез работ разных современных художников. В том числе, и очень масштабных работ. Например, 70-метровая работа Дубосарского и Виноградова, в которой собраны персонажи Третьяковской галереи. Это очень интересный проект, который исследует такой… открыточный, немножко утрированный взгляд на Россию. Яркий, зрелищный. Это — одно из явлений, которые подытоживают десятилетие русского искусства. Хотя мне неловко говорить пафосные слова, когда я сам куратор. Но для меня это наиболее значительная из сделанных мной выставок со времен «Русское бедное».
Увидев ее в Перми, представители Новосибирского центра современного искусства очень захотели ее к себе. Тем более, там есть работы Славы Мизина из Новосибирска.
Никто не говорил со мной о каких-то запретах, я узнал о них из интернета и пребываю в недоумении. Потому что выставка не острая — она в этом плане обычная.
Если там и есть какая-то критика или ирония, то не больше, чем в любом нормальном издании. Сейчас нам предложили показать эту выставку в Минске, как некую визитную карточку России.
Что могло шокировать в выставке?
Я, честно говоря, думаю, что речь идет о какой-то напряженной атмосфере в обществе, которая возникла в связи с «Пусси Райот» и всеми этими делами. Да, там есть, например, работы Сокола, посвященные гастарбайтерам, тем, кто фактически сейчас убирает нашу страну, сделанные из тряпок, которыми мыли пол. Но это — язык современного искусства, в котором художник использует любые материалы.
И надо быть очень закомплексованными людьми, чтобы увидеть в этом оскорбление.
Я читала в интернете возмущенные отзывы о работе, изображающей храм…
«Голубой город» — очень красивая работа. Там дело в том, что художница подсмотрела, что эти спринцовки архитекторы используют, когда делают макеты храмов. Но, поскольку атмосфера изменилась, новосибирские кураторы попросили ее не использовать. Мы не хотим скандалов, поэтому мы ответили: «Ок, вы лучше понимаете местный контекст». Мы им доверяем — потому что это действительно профессиональные люди. Так что этой работы и не должно было быть, хотя, на мой взгляд, она безобидная. Поэтому запрет, я считаю, возник на пустом месте, и это большая глупость. Поскольку окончательного решения нет, более резких слов я говорить не буду. Вдруг — каким-то образом — разум победит? Для этого еще есть время.
Как прошла выставка в Перми?
Замечательно прошла. Была очень хорошая пресса. Причем не только пермская, но и зарубежная. Около 28 тысяч человек ее посетили только в запланированное время, а потом мы ее еще продлили. Никаких проблем не было. Были люди, которые увидели в Сети работу «Голубые города», и парочка каких-то маргиналов очень возбудилась и начала ее перепечатывать везде. Хотя эта работа — о красоте, а не о чем-то другом. Дальше комментариев в интернете возмущение не пошло.
Означает ли все происходящее, что в России закончилась эпоха свободного самовыражения? Или это случайный всплеск?
Знаете, у меня нет ответа. Я надеюсь, что это какое-то помутнение разума, именно всплеск. Но, конечно, и такие мысли меня посещают. Что-то происходит в атмосфере. Дело в том, что для искусства свобода — это то же самое, что бензин для машины. Нельзя ее урезать и сказать: работайте в этих рамках. Даже художнику, который не занимается острыми социальными темами, нужна общая атмосфера свободы.
Если атмосфера станет гнетущей, кто-то перестанет работать, а кто-то наоборот перейдет к радикальным жестам. Ни к чему хорошему для искусства это не приведет.
В целом наш политический класс устарел — и надо всех поменять. Это касается и партии власти, и оппозиции. Они настолько не соответствуют современности!
Мы — часть Европы и никуда от этого не денемся. Мы — не часть Азии, и Россия не может стать фундаменталистским государством.
Хотя тренд в эту сторону и обозначился. В общем, у меня есть грустные мысли, но я их пока отгоняю и сам с собой спорю. И пока мне удается убедить себя, что не все еще так плохо.
В свое время Госдума пыталась запретить оперу «Дети Розенталя» в Большом театре. На что директор театра ответил: мы составляем наш план исходя из чисто профессиональных соображений, вы можете снять руководство театра, но не можете указывать ему, как работать. На этом все закончилось. Но, видимо, в Москве у руководителей художественных институтов больше свободы, а в провинции они больше зависят от администраций.
А вы ожидали от Новосибирска чего-то подобного?
До истории с Пикассо я думал, что Новосибирск вполне себе молодой свободный город. Все ж таки не Нижний Тагил. Город, претендующий на особый статус столицы Сибири. Много ученых, Академгородок… Какой-то сохранившийся с советских времен — может быть, незаслуженно, — ореол свободного города. А сейчас уже второй раз…
С Пикассо вообще вышло смешно: вообще-то это рисунок, и что бы он ни изображал, он не может быть порнографией. Позорная история.
Мне кажется, общество Новосибирска должно как-то высказаться на этот счет. Потому что я-то лично как куратор удовлетворен своей выставкой: она приглашена в разные города, она точно будет в Москве. А у жителей города отобрали реально интересное культурное блюдо. И они должны сказать: довольны они этим или недовольны властью. Бороться с властью — это отдельная история. Это то, что не входит в мои планы, я бы так сказал.

2012 год, часть 11