2013 год, часть 4

ЖЖ 2013-02-13 Скептиков надо слушать, не имея с ними дела
Скептики чаще всего оказываются правы, но они бесплодны. Поэтому слушать их нужно внимательно, но дело не иметь, а в команду брать энтузиастов, авантюристов, идеалистов.
Такая вот мысль к вечеру

ЖЖ 2013-02-16 «Сегодня художники и общество находятся в противофазе» (Интервью «МИР24»)
- Многие воспринимают вашу деятельность исключительно через призму протеста. Есть ли протест в пермской выставке?
В целом в 1990-е годы движение современного искусства и движение общества совпадали. То есть общество пыталось разомкнуть рамки Варшавского договора, Советского Союза, открыть границы и стать частью мира. И российские художники тоже стремились стать частью мира. Общество стремилось вперед, к модернизации, и художники тоже.
Сейчас же мы находимся в противофазе. На уровне власти мы слышим об особости русского пути, о том, что Россия окружена недоброжелателями. Говорят о возвращении к сталинским или столыпинским временам. Искусство же по-прежнему стремится в будущее и стать частью глобального мира. Как куратор я показываю объективную ситуацию, которая существует на данный момент.

ЖЖ 2013-02-20 Второй поход на Краснодар («Русская планета»)
Есть запятые и многоточия. Город должен себя проявить. Если будет реакция другой части гражданского общества, может, это будет и к лучшему. Может, у этих людей раньше и повода не было, чтобы как-то себя обозначить. Согласны эти люди с тем, что прошлое предлагается в качестве будущего? Проблема же именно в этом. А что до профессиональных мракобесов, которых мы видели в Краснодаре, — так они есть везде, просто не везде им дают создавать образ города.
В Краснодаре уникальная художественная ситуация. Надо сказать, что, несмотря на кондовость власти и на вот такой образ самого такого архаичного, домостроевского региона, там очень большое количество интересных художников. Ну, мы знаем, группа Recycle оттуда. Сейчас мы готовим там и Люсьен Джанян, и Валерий Казас, и группировка ЗИП, которая была в шорт-листе на премии Кандинского. И это только верхняя часть. То есть там реально активная художественная жизнь. С ними будем работать, несмотря на то, что отношения с властью не удались.

ЖЖ 2013-02-20 Пехтин и светлое будущее
(20 февраля 2013 года вследствие коррупционного скандала с «Золотыми кренделями Единой России» и обнаружением незадекларированной недвижимости в штате Флорида в США Владимир Пехтин сложил с себя полномочия депутата Государственной Думы).
У разных людей разные претензии к нынешней власти. Разные версии "корня зла".
Я вот считаю, что фальшь, когда наша политическая элита живет одной жизнью, а населению готовит другую — очень серьезный изъян.
Нагнетают антиамериканскую историю, и хранят деньги в американских банках, и планируют проводить там старость. Говорят о воспитании у молодого поколения патриотизма и служению, а дети живут в Европах.
Возглавляют комиссии по этике, а сами не декларируют доходы и недвижимость.
Само по себе владение квартирами в Майами не есть ни преступление, ни даже поступок, достойный осуждения. Другой вопрос, откуда деньги и т.д.
Собственно, и к Михалкову были такие претензии: с одной стороны, говорит о святой Руси, о Боге, о страхе божьем, а с другой, отжимает собственность у Киносоюза и губит старую Москву.
Вот пока они будут думать, что это возможно — жить самим не той жизнью, которую уготовили нам, пока принцип "друзьям все — врагам закон" будет главенствующим у власти — у нас шансов нет.
Но если наши чиновники, депутаты и остальные представители власти поймут, что им придется жить по тем же законам, у нас появляется шанс.
Именно поэтому я считаю, что роль всей этой истории с Пехтиным очень велика. То, что он (я уверен, не сам) вынужден был уйти из Думы после разоблачений — это сигнал огромному числу жуликов и воров.

ЖЖ 2013-02-25 Про фильм «Хичкок»
Посмотрели «Хичкок». Ну сложно фильм похвалить, хотя хочется.
Но вообще тема "художник и его женщина", такая тема существует. Вот у нас все подшучивают над тем, как художник Кабаков превратился в художника "Илья и Эмилия Кабаковы", то же — когда Христо стал дуэтом, но что там в этом тандеме, мы же не знаем. Безусловно, в таких тандемах мужчина — харизматик, но роль женщины не всегда "муза" или "продюсер".
Короче, тема.

ЖЖ 2013-02-28 Почему продолжилось сотрудничество с пермскими властями после отставки Чиркунова (Интервью «Российской газете»)
Марат Александрович, почему "новая пермская власть" во главе с Виктором Басаргиным решила продолжать сотрудничество с вами?
Марат Гельман: Понимаете, за это время ("культурной революции". - ред.) произошла очень важная вещь - прививка проекта пермякам. Люди начали его ценить. Раньше считалось - зачем поддерживать Гельмана, если его поддерживает губернатор, и ему и так всюду зеленый свет?! Поэтому его надо ругать, критиковать и требовать: привези нам это, покажи то, сделай нам красиво. А вот когда над культурным проектом нависла угроза, выяснилось, что он представляет собой ценность для жителей города, во всяком случае, для части. Вероятно, есть и другие причины, но так или иначе, власти почувствовали, что это не просто модное поветрие, а некая ценность, которую не захотели терять.

Насколько востребован пермский культурный опыт за пределами края?
Марат Гельман: На открытии музея в израильском городе Бат-Ям директор рассказал мне, что когда он с соратниками объяснял властям необходимость открытия музея, то ссылался на Пермь! Я прилетал на конференцию музейщиков в Лондон, где арт-директор подошел ко мне и говорит: "Я знаю, твой музей самый крутой". Еще для двух российских регионов я делал концепции на основе пермского опыта. Сейчас я еду в Алма-Ату, и у меня будет встреча с властями города, которые хотят начать у себя "культурную революцию" вслед за нами.
Есть и личное отношение: "Пермский проект" вытащил меня из кризиса среднего возраста.

Почему же тогда вы назвали новый контракт с краевой властью "рабским"?
Марат Гельман: Контракт предполагает, что в рамках "Культурного альянса" я более не общаюсь напрямую с другими регионами. Раньше такого ограничения у меня не было. Я продолжу работу в качестве актора (субъект действия, движитель процесса - ред.). Работа "Альянса" будет продолжена в любом случае, и это будет не сотрудничество Гельмана с Удмуртией и Алма-Атой, а сотрудничество Перми с этими городами и регионами. Раньше я был более инициативен. Хотя музей для меня - самое дорогое. "Культурный альянс" - проект больше технологический.

Какова перспектива реконструкции здания Речного вокзала - музея PERMM, которая неоднократно назначалась и откладывалась в последние годы?
Марат Гельман: Край договорился с Сергеем Гордеевым (член Совета Федерации от Пермского края в 2007-2010 годы) о получении всей документации по проекту, и структуры Гордеева будет контролировать ход работ. На время реконструкции здание остается в собственности края, и музей там находится на птичьих правах.
Словом, реконструкция начнется в ближайшее время. Но это ближайшее время - месяца три с половиной. То есть, реконструкция начнется, вероятно, уже после "Белых ночей".

ЖЖ 2013-03-04 Кургинян vs Дугин
И еще одно наблюдение во время спектакля в Сахаровском центре: Кургинян за год практически сожрал Дугина с его Евразийством.
Все выступления дугинцев кажутся цитатами из Кургиняна. Евразийство оказалось непроговоренной до конца ностальгией по СССР. Многолетняя игра Дугина в мракобеса (те, кто его знает, понимает, что игра — не актерская, конечно, более сложная, как у Тимура Новикова и Курёхина, но игра) практически ушла в ноль.
Дугин даже упустил момент, когда его Евразийский Союз мог бы стать частью Кургиняновской Сути времени. К нему теперь надо относиться, как к чисто эстетическому явлению. Ему пора галерею открывать, а не партию. Театральность, постановочность Кургиняна победила графоманство Дугина вчистую. Оказалась более органичной.
Беляеву-Гинтову совет, пока не поздно, начинать рисовать плакаты для нового маленького дуче.
Правда у Кургиняна "карма плохая" его тесное сотрудничество с Володиным может быть меткой скорого краха. Но судьбы дугинского движения это уже не касается. Его уже слили, его уже фактически нет.

ЖЖ 2013-03-05 О будущем культурного проекта в Перми (интервью для «АиФ-Прикамье»)
«АиФ-Прикамье»: – Вы назвали новый контракт с краевыми властями «рабским». Как это понимать?
М.Г.: – Рабство – это ограничение свободы. Я же ограничен в свободе работать на другие регионы. Я могу только договариваться с ними. Как будто я общаюсь от имени Перми в рамках «Культурного альянса». Когда мы договариваемся с кем-то, то получается, что, например, Пермский край подписывает соглашение с Самарой. В личном качестве на другие регионы я работать не могу.
«АиФ-Прикамье»: – Какие планы у Вас по поводу музея? Будет ли долгожданная реконструкция?
М.Г.: – Мы очень надеемся на это. Собственно говоря, проект завершен. Сделал его Юрий Григорян – один из лучших архитекторов в России. Сегодня есть договоренность с Гордеевым, который дал деньги: он передал этот проект на определенных условиях, которые связаны с контролем за строительством. Как даритель, он хочет, чтобы проект был воплощен именно в том виде, в котором он есть. Юридические процедуры займут еще три месяца. Я надеюсь, что сразу после «Белых ночей» музей войдет в реконструкцию. Мы увеличим площадь. Сейчас площадь речного вокзала – 7 тыс. кв. метров, из которых используются всего 3,5 тыс., а остальное находится в аварийном положении. После реконструкции будет 11 тыс. кв. метров, плюс крытая площадь. Из них: половина – постоянная композиция, а остальное будет жить так же, как и живет сейчас (различные выставки).
«АиФ-Прикамье»: – Что будет с коллекцией музея?
М.Г.: – Что касается коллекций, то здесь не совсем понятно. Наша коллекция формировалась за счет подарков. Чиркунов собирал губернаторский прием в музее и говорил, что наше поколение должно оставить после себя тут новое культурное наследие – музей хочет приобрести такие-то и такие-то работы. И так мы собрали около тысячи работ. Как будет развиваться дальше это направление – пока непонятно.
«АиФ-Прикамье»: – Какие новые выставки планируются?
М.Г.: – Стоит отметить, что за предыдущие три года все тенденции в русском искусстве мы показали. Поэтому выставочная программа будет более интернациональная, чем сегодня. Сейчас мы тесно сотрудничаем с зарубежными музеями: они хотят наши выставки, мы хотим их экспозиции.
«АиФ-Прикамье»: – Как складываются Ваши отношения с Виктором Басаргиным? Вы нашли с ним общий язык?
М.Г.: – Мне показалось, что нашли. Дело в том, что он же долгое время был министром регионального развития. А вся концепция «Культурного альянса» непосредственно лежит в зоне всероссийской децентрализации. Я бы так сказал, что мне ему не пришлось долго объяснять нашу идеологию. Он достаточно быстро воспринял и понял. А что касается воли, то так получилось, что какое-то время ситуация от Басаргина не требовала проявления этой самой воли. Он пришел – и получил наследство от Чиркунова. Был достигнут определенный момент (не секрет, что это связано с «Белыми ночами»), когда надо было проявить волю. Появилось общее понимание – появилась и воля. И желание не просто продолжить культурные проекты, а сначала понять и потом осмыслить, каким образом он мог бы вступить в какую-то новую фазу.
«АиФ-Прикамье»: – Говорят, что Басаргину понравился проект «Сердце Перми». Это правда?
М.Г.: – Да, но это было не сейчас. К слову, «Сердце Перми» – очень интересный арт-объект. Представьте себе – провели раскопки. И обнаружили, что у Перми есть сердце. И все, что происходит в городе – все от этого Сердца. Автор проекта – Ирина Нахова, которая живет в США. Надо иметь в виду, что у разных городов есть свои центры. Но такого буквального воплощения сердца еще нигде не было. К сожалению, в июне этот проект не успеет открыться. От нас же пытаются требовать, чтобы мы успели реализовать его к закрытию «Белых ночей». К июлю он может быть открыт, но не полностью – без нашей электронной, интерактивной начинки, которая будет показывать: сколько людей в этот момент родилось, сколько сейчас находится на улице, сколько воды потребляется. Мы воплощаем это в арте, но снимать подобную информацию можно будет через городские службы. Например, в каждом роддоме ставиться кнопка. Родился мальчик – нажали на кнопку, родилась девочка – уже на другую.
«АиФ-Прикамье»: – С кем легче сотрудничать: с Олегом Чиркновым или с Виктором Басаргиным?
М.Г.: – С Басаргиным сейчас все только начинается. А Чиркунов был инициатором. Я бы так сказал, успех того или иного проекта – это было все на нем. Поэтому с ним было проще. Сейчас же другой этап. Это как спросить, что легче: в школе учиться, живя с родителями, или жить с женихом. Чикрунов как один из родителей культурного проекта. А Басаргин, условно говоря, – жених. Это разная жизнь. Для Басаргина – это просто данность.
«АиФ-Прикамье»: – Что будет с «Белыми ночами»?
М.Г.: – Мы будем стараться, чтобы масштаб не уменьшился, а качество было иным. Но времени немного осталось для организации мероприятия. Это очень важный момент, так как в прошлом году мы начинали загодя и смогли прекрасно подготовиться, например, собрать внебюджетных средств из других городов. Прошлогодний мексиканский проект полностью финансировался мексиканским правительством. Сейчас таких ситуаций не будет.

2013 год, часть 5