Original   Auto-Translated
Посвящаю папе, талантливому художнику
Татьяна Сорогина

Ты улетел в пространства неземные
За грань, где синь небесная звенит.
Струится боль дождями проливными,
Расколотую душу леденит.

Вся мощь цветов и линий музыкальных,
Звучащая симфонией в холстах,
Весь труд прикосновений гениальных,
Что создал ты, всегда в моих глазах.

И каждое творение,как песня,
Что дарит свет мелодии своей.
Их множество, лишь маленькая доля
Твоих неиссякаемых идей!

С твоих картин глядят на нас эпохи,
Героев светлых лики ,радость ,грусть,
Бескрайние поля , леса, дороги -
Душой твоей написанная Русь!

Её земель несметные красоты:
Гурзуф, Сибирь и твой родной Урал,
Исколесив российские широты
Ты дивные этюды написал.

У берегов Оки, ловецкой поймы,
Свою любовь и музу повстречал.

Был очарован стариной Коломны,
И город наш тебе причалом стал.
Оставив сердце в улочках и храмах-
Второю Родиной его назвал...

Могучая Кремлевская стена,
Все церкви, башни в зареве зари.
Тревожно! В страхе съежились дома.
Огонь везде ,он рвется изнутри.

Он дышит яростно сквозь бронь преград,
Как-будто заперт за стеной дракон.
Не раз дотла горел наш древний град,
Как птица Феникс вновь был возрожден.

Об этом мастерски ты рассказал-
"Вечернюю Коломну" написал.

Вот вдохновенный всадник на коне:
"За землю русскую" собрал народ.
От врат Коломны в предрассветной мгле
Князь Дмитрий свое войско поведет.

Эпическое это полотно
Ты много лет упорно создавал.
Всегда бесхитростно творил добро
И без гордыни, кротко даровал
В историю страны бесценный вклад.
Не требуя величия, наград.

Как образы святые на холстах
Ты просиял сквозь сумерки России,
И веры никогда ты не терял,
Всегда считал ее страной-мессией.

"Колокола России" ты писал:
"С немым укором люд с холста взирал
Как Петр языки церквей срывал.
Конфликт народа с властью назревал...

Но не успел закончить ты труды:
Стоят холсты - в них белизна, как тайна.
В них крик не воплотившейся мечты.
Смотрю с тоской -жестоко сердце ранят
Набросков незаконченных следы.

Ты улетел в далекие пространства,
За грань, где синь небесная звенит.
Лишь горько скорбь с холодным постоянством,
Не отпуская, душу леденит.
Сорогина Т.Г.