Sign up
11
 
Olga Yankovaya
art connoisseur
Edit status
Briefly tell about yourself, your thoughts or mood
«Ars longa, vita brevis»
Original   Auto-Translated
«Беата Беатрикс». Данте Габриэль Россетти
Современники уверяли, что эта молодая англичанка неплохо рисовала, писала стихи и обладала множеством других достоинств, но вовсе не была красавицей. Тем не менее именно в ней художники разглядели “венецианскую красоту”, перед которой преклонялись, возведя в культ божественной.

Вероятно, итальянец Россетти, поэт и ученый, никогда не предполагал, что однажды навсегда покинет любимую родину, к тому же в качестве политического эмигранта. Однако судьбе было угодно, чтобы он на долгие годы поселился на земле Шекспира. Правда, все свободное от преподавания итальянского в Королевском колледже Лондона время он посвящал не ему. Дело в том, что с юных лет единственной страстью литератора был Данте Алигьери, а настольной книгой — его “Божественная комедия”. За составлением комментариев к ней он проводил ночи напролет. Поэтому, когда 12 мая 1828 года в семье родился мальчик, выбор имени ни у кого не вызывал сомнений: конечно, Данте! Возможно, это и определило всю будущую жизнь Россетти-младшего: с детства он, как и трое других детей, благоговел перед именитым соотечественником. Прекрасное образование и природные таланты давали неограниченные возможности: юноша обожал живопись, поэзию и мечтал создать на культурной ниве нечто совершенно новое. К счастью, в своих стремлениях романтик не был одинок. Вскоре у него нашлись единомышленники, которые, объединившись под лозунгом “Искусство было чисто только до Рафаэля”, организовали братство прерафаэлитов, которое сразу назвали “возмутителями спокойствия английской живописи”. Но мнение обывателей не могло остановить Россетти. Казалось, он обрел все, к чему стремился. Не доставало Данте лишь той, чей облик озарял жизнь его кумира, — Беатриче. И она пришла. Звали девушку Элизабет Сиддал. В 1850 году никому не известную модистку привел к молодому человеку один из его знакомых. “Существо необычайной красоты, с поразительным сочетанием мягкости и гордости на лице...” — писал он с восторгом. С этого момента Лиззи стала для него смыслом жизни. Сам Данте Габриэль Россетти не раз признавался в “безумной страсти”, называя подругу музой, вдохновлявшей его на творческие подвиги. Друзья-живописцы одобрили его выбор, и вскоре мисс Сиддал стала и их моделью. Иногда, правда, сеансы стоили ей здоровья. Например, позируя для картины Джона Миллеса в образе шекспировской Офелии, ей пришлось подолгу лежать в ванне с водой (по сюжету девушка утонула), что вызвало серьезную простуду. И хотя ее возлюбленный не требовал таких жертв, счастье оказалось недолговечным — двенадцать лет, пролетевшие как день.
Исповедуя принципы свободы во всем, они решили узаконить свои отношения лишь в канун десятилетия знакомства — в 1860-м. Казалось, впереди их ждет долгая, полная невероятных событий жизнь. Ведь супругов объединяла не только страсть, которая лишь возрастала с годами, но и общие интересы. Возможно, судьба позавидовала их счастью, решив, что для двоих его отпущено слишком много. Потому что однажды утром Данте больше не увидел улыбки на лице своей Беатриче, как будто тень легендарной предшественницы роковым образом коснулась и ее. Оказалось, накануне Лиззи приняла слишком большую дозу опиума и ушла в царство сна навсегда. Потрясенный случившимся, Россетти в отчаянии похоронил вместе с ней единственный экземпляр написанных им стихотворений. Разве мог он допустить, чтобы творения пережили ту, которая некогда вдохнула в них жизнь? С тех пор Лаура, Франческа и Богоматерь на его полотнах уступили место мрачной Астарте — богине любви и смерти. А через год он написал портрет
Портрет – реалистичный жанр, изображающий существующего в действительности человека или группу людей. Портрет - во французском прочтении - portrait, от старофранцузского portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту». Еще одна грань названия портрет кроется в устаревшем слове «парсуна» — от лат. persona — «личность; особа». Читать дальше
Элизабет, назвав его Beata Beatrix — “Благословенная Беатриче”, позаимствовав сюжет из “Новой жизни” Алигьери.

Музы, в сонете-брильянте

Странную тайну отметьте,

Спойте мне песню о Данте

И Габриэле Россетти.

Николай Гумилев

Когда несколько лет спустя друзья узнали о погребенных им рукописях, то приложили немало усилий, чтобы убедить Данте извлечь стихи на свет Божий. Их труды оказались не напрасны: именно этот сборник прославил Россетти-поэта. Возможно, он и сам пожалел о своей поспешности, желая вернуть тот “Брачный сон”, чтобы вновь повторялась райская мука:

Ах поцелуй прервался, боль сладка.

Дождь перестал, и в сумраке слышны

Слабеющие трели тишины,

Утолена сердечная тоска.

Тела расстались, словно два цветка,

Повисшие по обе стороны

Надломленного стебля: всё нежны,

Просили губы губ издалека.

А может быть, прошлое — лишь наваждение, которое рассеется с первыми лучами солнца, и она когда-нибудь вернется? Или он, подобно другому Данте, встретится с любимой в божественном саду, чтобы больше никогда не расставаться?

© Ольга Янковая
To post comments log in or sign up.
Write comments
Discuss user publications and actions. Add the required photos, videos or sound files to comments.