button-pro-crown
PRO accounts for artists
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Read more
button-pro-crown
PRO accounts for artists
arrow-toparrow-down
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Read more

Отдыхай как художники: Дали, Петров-Водкин, Кирхнер, Коровин

Туристические компании часто предлагают оно и то же: горящий Кипр «за недорого», 3 европейские столицы за 6 дней на автобусе, Барселона с музеем Пикассо и зданиями Гауди. А что если не идти по музеям, а поискать идеи нетривиального отдыха у самих художников? И если, к тому же, есть шанс увидеть место отдыха немца Кирхнера практически таким, какое оно было при жизни художника. Или если ехать в ту же Барселону, но по маршруту Константина Коровина? Не переживайте, он тоже не знал испанского.
Отдыхай как художники: Дали, Петров-Водкин, Кирхнер, Коровин

Отдыхай как Дали: Марсель Дюшан, Коко Шанель, устрицы и пир во время чумы

Время и место: лето 1939 — осень 1940, Аркашон

Путевые заметки: Дали был отпетым трудоголиком и довольно редко выбирался на отдых в прямом смысле слова. В 1939 году отправиться на курорт его заставила война. Когда стало известно о начале военных действий в Польше, художник стал раздумывать, где бы переждать смутные времена с максимальным комфортом.

Сразу же после начала войны в сентябре 1939 он оставил Париж и отправился в Аркашон, что на морском побережье южнее Бордо. «По карте я определил место своей зимней кампании, чтобы оно сочетало в себе отдаленность от возможного нашествия и мою страсть к хорошей еде, — делился он воспоминаниями в книге «Безумная жизнь Сальвадора Дали». — Мой палец наконец остановился на одной из ностальгических точек французской кухни: Бордо. Немцы придут сюда в самую последнюю очередь, в том случае, если они окажутся победителями, а это казалось мне маловероятным. Тем более — Бордо означает отличные вина, рагу из кролика, утку с апельсинами и аркашонские устрицы!"

Сальвадор Дали и Коко Шанель
Сальвадор Дали и Коко Шанель
В Аркашоне — городе на юго-западе Франции — супруги Дали арендуют особняк в колониальном стиле по адресу бульвар Лa-Пляж, 131. Окна дома выходят одной стороной на море, а другой — на бассейн, где разводят устриц. Там их навещают именитые гости: Коко Шанель, которую Дали считает отменной говоруньей, уступающей в этом лишь хозяину особняка месье Кальве, и Марсель Дюшан, составлявший компанию Гале в шахматной игре.

Несмотря на тревожные вести из Парижа, где уже вовсю идут бомбардировки, художник с женой продолжают наслаждаться жизнью, посещая лучшие рестораны в округе — «Шато Тромпетт» и «Шапон Фин» — где они заказывают рагу из зайчатины, утку с апельсинами или гусиный паштет с виноградом. Если Дюшан полностью отдавался праздности, то Дали и в этой атмосфере морского курорта не смог воздержаться от труда. Более того, он признавался, что бездействие Дюшана стимулировало его творческие порывы. Он обустроил мастерскую, где в эти месяцы написал картину «Два куска хлеба, выражающие чувство любви».
Дали кичился, что ему удавалось довольно долго игнорировать события и продолжать жить как ни в чем не бывало: «В атмосфере кровавого гниения, находясь у себя в мастерской, глядящей на чудесный бассейн Аркашона, наслаждаюсь и радуюсь при мысли, что в мире, охваченном параноидальным сумасшествием, я один сохраняю критический разум, остаюсь хозяином ситуации, обладаю иммунитетом против всех потуг пропаганды и разгула низких страстей», — писал он. Но и до него дотянулись костлявые руки войны.

Когда летом 1940 года художнику сообщили, что немцы вошли в их район обитания и угрожают расстрелом всем его жителям, «критический разум» Дали впал в смятение. Он просит Галу тотчас увезти его в безопасное место, и супруги поспешно готовятся к отплытию в США, где они проведут всю войну и еще несколько послевоенных лет.
Источник фото: www.sudouest.fr
Источник фото: www.sudouest.fr
Что делать в Аркашоне сегодня: по адресу 131 Boulevard de la Plage, Arcachon значится сохранившаяся до наших дней «Villa Salesse», а неподалеку сдаются апартаменты. Рядом — магазин деликатесов (Аркашонские устрицы ценил еще писатель Франсуа Рабле), винодельня и пекарня, так что отдых на одном из главных курортов атлантического побережья Франции можно провести хотя бы отчасти в духе Дали. Хлеб, любовь, вино, купания, если желаете — шахматы… И фото в чем-то (или с чем-то) от Chanel на фоне виллы, где гостил Дали — как вариант открытки.

Отдыхай как Петров-Водкин: крыши, средневековье, виноград и арбузы

Время и место: лето-осень 1921 года, Самарканд.

Путевые заметки: Кузьма Сергеевич Петров-Водкин отправился в Самарканд в составе научной экспедиции, которая должна была оценить состояние памятников архитектуры Туркестана. Петров-Водкин — опытный путешественник и бродяга, привыкший обходиться самым необходимым, художник и писатель. И едет он прежде всего за новыми впечатлениями.
Из северного, слякотного Петрограда, мимо высохшей Волги, разрушенных войной и охваченных холерой и голодом городов художник добирается до знойного Самарканда. Потому первые его впечатления, конечно, фруктовые: «Урюк и абрикосы, нежные персики, перебиваемые вишнями. Понемногу тут и там вспыхнут первые гроздья винограда. Впоследствии виноград засиляет все; самых разных нюансов и форм, он царит долго и настойчиво, пока не ворвутся в него кругляши дыней и арбузов и, наконец, заключительный аккорд золотых винных ягод заполнит лотки и корзины. В лавочках кишмишовый изюм разыграется янтарем к этому времени. Среди всего этого пшеничный цвет узорных, хрустящих по наколам, лепешек».
В Самарканде Петров-Водкин купается утром в Серебряном источнике, уходит до ночи в пустыню, бывает на частых семейных праздниках и, конечно, изучает архитектуру и древние легенды. Его любимица — бирюзовая Шахи-Зинда, комплекс мавзолеев, который начали строить в XIV веке, но сохранили при этом гораздо более древние элементы. Один из них — надгробие Кусама ибн Аббаса, который был братом пророка Мухаммеда и пришел в Самарканд проповедовать ислам.
«Рассказывают: спасаясь бегством после окончательного поражения, Кусам-ибн-Аббас жестом отчаяния втыкает рукоятку нагайки в землю — рукоятка пустила корни и разрослась в дерево над могилою своего владельца… Всеведущий самаркандиолог Вяткин сам удивлен породою этого дерева, не встречаемого в Самаркандии», — пересказывал местные легенды Петров-Водкин в книге «Самаркандия», которую написал по приезду и снабдил путевыми зарисовками.
«На крышах особый город: здесь проводят вечера и ночи. Крышами женщины ходят в гости друг к другу. Сверху не видно улиц. Заросшие травой и маком, здесь свои улицы и площади. Хотя бы и слабый ветерок отгоняет не видимых глазом насекомых».
Что делать в Самарканде сегодня: смотреть в небо, опрокинутое глубокой плошкой над землей, курить кальян и пить чай, есть виноград и, конечно, идти искать чудесную восточную бирюзу на стенах древней Шахи-Зинды, взойти по ступеням к гробнице Кусама ибн Аббаса и услышать легенды о «Живом царе», который не погиб, а до сих пор бродит в подземельях и иногда показывается посетителям Шахи-Зинды всадником на белом коне. Главную площадь Самарканда Регистан, по совету Петрова-Водкина, лучше видеть в день праздника, когда она заполняется людьми: именно в праздник «заговорила геометрическая майолика отвесов стен, углубились ниши и своды — на массовые действа рассчитанная, площадь себя оправдала».

Отдыхай как Эрнст Людвиг Кирхнер: нудистский пляж и Балтийское море

Время и место: лето 1908−1913, остров Фемарн, Германия.

Путевые заметки: Эрнст Людвиг Кирхнер впервые побывал на Фемарне в 1908 году — и стал приезжать на остров каждое лето, вплоть до 1913. В этот последний год на Фермане он останавливался в доме смотрителя маяка Эрнста Литмана с подругой Эрной, Отто Мюллером и его женой Машкой, занимает мансарду, из окна которой любуется пустынным пляжем.
Эрна и Машка нагишом нежатся на побережье, Отто и Эрнст непрестанно пишут их загорелые обнаженные тела, все 8 детей Литманов резвятся неподалеку.
Кирхнер становится почти членом семьи.
Нудистские купания, гимнастика, свежая пища — это не просто гедонистские прелести немецкого туризма, а часть эстетической и мировоззренческой концепции Кирхнера и его коллег по художественному объединению «Мост». Наготу, близость к природе, естественность они противопоставляют безжалостной индустриальной махине, которая лишает человека индивидуальности.
Неподалеку от берега, на песчаной отмели, год назад потерпела крушение шхуна «Мари». Волны выносят на пляж дубовые брусья, обломки корабля. И Кирхнеру приходит в голову вырезать скульптуры из этих обломков. Это новое занятие художника так увлекает, что он перестает надеяться на благосклонность моря — и плавает за брусьями сам. Приближается осень, а Кирхнеру не хочется покидать остров, одному из друзей он пишет: «К сожалению, скоро возвращаться. Вы не поверите, насколько нам это тяжело. Я не знаю, когда море красивее, летом или осенью. Я рисую, сколько могу, чтобы хоть что-то увезти с собой из тысяч вещей, которые хотел бы нарисовать. К тому же дуб с осевшего на мели судна становится все более заманчивым материалом для скульптур. Надо непременно взять с собой пару необработанных кусков — время поджимает, а дни делаются все короче».

Что делать на острове Фемарн сегодня: редкий случай, когда за 100 лет на острове не произошло существенных изменений. Единственная значительная перемена с тех пор — это железнодорожно-автомобильный мост протяженностью в километр, который соединяет материковую Германию и остров Фемарн. На острове сохранились все маяки, которые писал Кирхнер, все лагуны и груды камней. Здесь всего один город, в котором живет большая часть населения, и полсотни деревень.
Вестермаркельсдорф — деревенька в северной части острова Фемарн, неподалеку от которой вы обнаружите самый дикий и первозданный нудистский пляж. Еще два пляжа для любителей загорать и купаться нагишом, правда, более людных и шумных, легко отыскать рядом с островными кемпингами. Кроме того, побережье Фемарна считается одним из лучших мест для виндсерфинга — когда нудистский отдых поднадоест, можно отступить от кирхнеровского сценария и размяться.
Читайте первую часть обзора в Артхиве. Отдыхай как художники: Климт, Сарджент, Репин

Отдыхай, как Константин Коровин: музей пыток, херес, осьминоги и фламенко

Время и место: лето 1888 года, Барселона и Валенсия.

Путевые заметки: Когда Савва Иванович Мамонтов затеял ставить «Кармен» Бизе, Константин Коровин уговорил мецената, чтобы тот отправил его в Испанию — писать эскизы с натуры. В Барселону художник прибыл поездом глубокой ночью, испанского языка он не знал.

Носильщик, как мог, помог с ночлегом: отвел художника в один из местных монастырей. А местный монах предложил ему расположиться в подвале на соломе. Любопытный Коровин осмотрел место своего пристанища и обнаружил, что в этом подвале прежде располагалась… пыточная! Здесь была чугунная «Железная Дева», утыканная изнутри острыми шипами, железная кровать с ремнями из железа, жаровня — словом, настоящее подземелье инквизиторов. К счастью, никто Коровина там не удерживал — вышел он беспрепятственно. И тут же попал в новое приключение, заглянув в таверну. Тут подавали местное вино, и подавали красиво: молодая испанка плеснула жидкость из стакана вверх и поймала все вино в тот же стакан. Несмотря на ее предупреждения, художник не ограничился двумя стаканами «Мазанильи»… Утром путник проснулся на вокзале, в салоне первого класса, куда его отвели сердобольные девицы из таверны. Добрый носильщик отыскал Коровина, принес его багаж и посадил на поезд в Валенсию.
Там путника поразил общественный транспорт, напоминающий «огромные черные бочки, запряженные четверками лошадей». А Коровин, в свою очередь, поражал местную публику: на него обращали внимание из-за шляпы, оказавшейся по фасону близкой к тем, что носили тогда матадоры.

В ресторане гостиницы Коровину подали на блюде «какие-то жареные длинные хвосты под соусом». Рыбы в меню не оказалось, так что пришлось Коровину «есть чудовище» — ноги осьминога. Впрочем, на вкус монстр был «похож на вареный язык». «Как же это», — думал Коровин, жуя осьминога, — «рыбы нет, а рядом море?»
Пора было приниматься за эскизы к «Кармен». Местные художники нашли для Коровина двух натурщиц — Леонору и Ампару. За все время позирования девушки не взяли с художника ни одной песеты и всячески развлекали — водили его в комнату смеха, в балаган — посмотреть на гигантскую свинью, — танцевали для него фламенко. В благодарность Коровин купил им новые щегольские ботинки и китайские платки с длинной бахромой.
А как-то раз художники Запатэр и Леонард пригласили Коровина в загородный ресторан с цыганскими «не вполне пристойными» танцами, заботливо снабдив ножом — навахой. «Хорошенькое развлечение», — подумал Коровин. Трио отправилось в ночь по узким улочкам Валенсии… Жгучие цвета — красный, оранжевый, желтый; огромные длинные восьмиугольные фонари, свисавшие с потолка; красавицы испанки в платьях с низким вырезом; прекрасная танцовщица на маленькой эстраде… «Вот такой кабак нужен в „Кармен“» — подумал Коровин и тут же стал делать эскизы.
Recommended artworks:
Eduard Iosifovich Bazilyansky. Warm Evening
Warm Evening
1993, 50×70 cm
$2,126.00
Original
Roman anatolievich zelentsov. Program
  • Ad
Program
Sazonova. Catharsis
  • Ad
Catharsis
XXI century
$43.00
Original
Kristina Bondarenko. Ok
  • Ad
Ok
XXI century, 21×15 cm
$54.00
Original
Anna Andreevna Cherniadyeva. Dimensional White Interior Painting
  • Ad
Dimensional White Interior Painting
70×70 cm
$193.00
Original
Kristina Bondarenko. Two
  • Ad
Two
XXI century, 30×25 cm
$80.00
Original
Ryan Hlabic. Cool Mickey
  • Ad
Cool Mickey
February 2024, 80×80 cm
$536.00
Original
Ildar Kozhaev. Spotted dog cooler RGB
  • Ad
Spotted dog cooler RGB
XXI century, 140×110 cm
Что сегодня смотреть в Испании. В духе путешествия Константина Коровина можно заглянуть в Барселоне если не в музей пыток, то в Музей восковых фигур: есть там такие сценки, что кровь стынет в жилах. Заехать в монастырь Монтсеррат (50 км от Барселоны), а в ресторане отведать осьминога и описанную разновидность хереса — Манзанилью. Крепость — 15−20%, на вокзал можно и самим дойти. Не пренебрегать общественным транспортом, торговаться в продуктовых рядах, и посетить шоу фламенко, узнав заранее не слишком «туристические» местечки. Однако ж и не настолько экстремальные, чтобы брать с собой электрошокер.
Артхив: читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме

Авторы публикации: Наталья Азаренко (глава о Дали), Анна Сидельникова (главы о Петрове-Водкине, Кирхнере), Рита Лозинская (глава о Коровине).