Выберите язык
Пользуйтесь Артхивом на удобном для вас языке
Регистрация
Создайте учетную запись
Зарегистрируйтесь, чтобы использовать максимум функций Артхива

Франц
Марк

Германия 
1880−1916
Подписаться161
Франц Марк (нем. Franz Marc, 8 февраля 1880, Мюнхен, Германия – 4 марта 1916, Верден, Франция) – немецкий художник-экспрессионист, основавший вместе с Василием Кандинским художественное объединение и альманах «Синий всадник».

Особенности творчества Франца Марка: художник всю жизнь писал животных, считая их высшими существами и пытаясь найти в их жизни особое ощущение себя внутри природы, утерянное современным человеком. Марк не наблюдал за животными со стороны, а смотрел на мир их глазами. Для живописи Франца Марка характерны резкие переходы цвета, яркая, чистая палитра, напряженные, резкие формы, часто кубистические – на поздних картинах.

Известные картины Франца Марка: «Судьбы животных», «Башня синих лошадей», «Лисицы», «Тироль», «Косули в лесу».

Франц Мориц Вильгельм Марк всегда был мечтателем, который любил лошадей и разговаривал со своей собакой. В детстве он мечтал о работе сельского священника, в юности – о браке из жалости, к концу своей недолгой жизни – об очищении мира войной. Ни одна из этих фантазий не воплотилась – Франца Марка ждала совсем другая судьба, которая и знать ничего не хотела о его сумасбродных мечтах.

Художник, а не священник

Маленький Франц был очень умным, тихим и вдумчивым, еще в гимназии увлекся Ницше. В самом деле, сложно представить сорванца в семье отца-юриста и матери-кальвинистки. Его старший брат Пауль стал ученым-византинистом, а Франц без раздумий выбрал теологию и философский факультет Мюнхенского университета. В этой семье все было очень серьезно.

Невозможно сейчас угадать, какие впечатления или события произошли во время прохождения Францем Марком срочной службы, но после нее он вернулся с совершенно твердым решением бросить философию и заняться живописью. Потом последует добрый десяток лет напряженного поиска своего пути: он поступит в Академию художеств и разочаруется в академическом образовании, он поедет в Париж копировать полотна старых мастеров и онемеет в восторге перед картинами Ван Гога и Гогена, он совсем ненадолго увлечется модерном и романтизмом.

К моменту встречи с Василием Кандинским в 1911 году Франц Марк уже выяснил о себе все: его настольной книгой была «Жизнь животных» Брема, любимым местом для упражнений в рисунке – зоопарк, главным источником в изучении натуры – экспонаты зоологического музея, а каждый цвет на его палитре обрел собственный характер и смысл. «Я хочу обострить свое восприятие органического ритма всех вещей, расширить пантеистическое ощущение мира, живого пульсирующего потока крови в природе, деревьях, животных и воздухе... Я не знаю лучшего способа подобного "оживления" искусства, чем изображение животных».

Сколько бы лошадей, косуль и собак ни написал Марк, ни один толковый искусствовед не называл его «анималистом» - изображение животных для художника становится новой мечтой, попыткой посмотреть на мир глазами зверя.

Первый альманах «Синий всадник» Кандинский и Марк создавали вдвоем. Они придумали название (потому что оба любили синий цвет, Кандинский – всадников, Марк – лошадей), отбирали и редактировали материалы и замахнулись создать первую в мире «синтетическую книгу». Рукописные музыкальные партитуры, детские рисунки, народное творчество, авангардная живопись и скульптура, философские и искусствоведческие эссе – все это встало рядом, разрушая границы искусств.

«Синим всадником» позже начали называть художественное объединение молодых художников, собравшихся вокруг Марка и Кандинского. А через несколько лет началась Первая мировая война, навсегда оставив первый выпуск альманаха единственным. «Синий всадник» - это мы оба, я и Марк» - сказал Кандинский позже и даже после войны отказался возрождать этот проект. Без Марка.

Не та Мария

Мало кто знал Марка ближе, чем Василий Кандинский: «Он выглядел как житель гор с его необыкновенным ростом, широкими плечами, худым лицом, черными волосами, с его манерой размашисто шагать. В городе он казался столь массивным, столь несоответствующим. Его лучше было видеть среди гор, лугов и лесов. Там он был «дома». Всегда его сопровождала большая белая собака по имени Русси, которая походила на хозяина беспорядком внешнего вида, силой и некоторой треугольностью облика… Они чудесно дополняли и понимали друг друга. Черный говорил что-нибудь Белому ласковым голосом, и Белый кивал головою в ответ». С животными у Марка всегда складывалось проще, чем с людьми.

Личная жизнь Марка была путанной и изматывающей, ему было неудобно и тесно в этих отношениях, как тесно бывало в городе. Ни бурный роман с замужней художницей Анеттой фон Экардт, ни загадочный брак из милосердия с Марией Шнюр не принесли Францу счастья, он никогда не был с ними «дома». Другая Мария, Мария Франц не была богемной красоткой, не отличалась особой утонченностью, курносая и круглолицая, походила на крестьянку. Но именно она, искренняя и открытая, стала его прибежищем, его домом и его счастьем. Четыре года влюбленным пришлось ждать расторжения первого брака, чтобы наконец-то пожениться и больше никогда не расставаться.

Страшная война вместо обновления

Франц Марк не единственный молодой искренний немец, который пошел воевать в Первую мировую за идею глобального обновления и очищения Европы. Эти мысли витали в воздухе – просто Марк в отличие от многих других отчаянно красиво их формулировал: «война станет прорывом к новой Европе, прорывом, пусть даже и жестоким, но благотворным», «сейчас нам нужно замолчать и дать слово мировой истории», «война не превращает меня в реалиста – наоборот… Сражения, раны, движения - все кажется таким мистическим, нереальным». Кроме всех прочих способностей он имел талант между прочим, в каком-нибудь личном письме, высказать важные для всего поколения идеи очень емко и в точку. Именно поэтому о его жизни пишут не только арт-критики, но и историки, исследователи этой всемирной кровавой мясорубки.

Самые близкие друзья восторженных ожиданий Марка не поддерживают: Пауль Клее презирает даже его военный мундир, Кандинский вынужден уехать в Россию и не принимает ту цену, которую придется заплатить Европе за очищение, 27-летний Август Макке погиб в бою и обессмыслил своей смертью любые доводы в пользу войны. Прозрение пришло к Францу вместе с первыми серьезными боями: «трупный запах на километры вокруг невыносим» - пишет он в письме к жене.

Смерть вместо жизни

Немецкое правительство в 1916 году подготовило список важных для страны художников, которых следовало освободить от военной службы. Франц Марк был в списке, но так и не узнал об этом. Как в классическом кино, где факта смерти самого по себе мало для эффектного ухода героя, Марк погиб за несколько дней до того, как приказ доставили на фронт. Его ранили в сражении под Верденом – одном из самых кровавых за всю историю Первой мировой войны. Тогда обе стороны потеряли около миллиона человек – но даже смерть большого художника и мечтателя Франца Марка не принесла Европе ожидаемого очищения. Надежда осталась только на искусство, о котором он говорил: «Искусство – ни что иное, как выражение мечты. Чем больше мы предаемся ему, тем ближе подступаем к внутренней правде вещей».

Автор: Анна Сидельникова

Выставки

Все выставки художника
Вся лента