Сергей Щукин
      
      
button-pro-crown
PRO accounts for artists
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Weiterlesen
button-pro-crown
PRO accounts for artists
arrow-toparrow-down
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Weiterlesen

Сергей Щукин

«Я собирал не только и не столько для себя, а для своей страны и своего народа. Что бы на нашей земле ни было, мои коллекции должны оставаться там».
Благодаря тонкому вкусу и смелости Сергея Щукина, Россия стала обладательницей коллекции шедевров французского импрессионизма и постимпрессионизма. Когда случилась война и следом за ней революция, Щукин эмигрировал, передав всю свою коллекцию юному советскому государству.
Сергей Щукин
Коллекционер (с 1887 года).
Сергей Щукин — один из четверых сыновей купца Ивана Щукина, старообрядца и коллекционера. Все Щукины были коллекционерами. Конечно, до Сергея Ивановича собирали в семье не авангардную живопись, а старинное серебро и русскую утварь, дорогие книги, жемчужное шитье, искусство Востока и живопись признанных европейских мастеров. Но все были согласны, что собирается это — не только для себя, а и для других, всегда было понимание того, что это — будущий подарок.
Сергей Щукин на фоне картины Анри Матисса «Женщина в зеленом»

Сергей Щукин на фоне картины Анри Матисса «Женщина в зеленом»

Сергей Иванович был болезненным ребенком и, в отличие от своих братьев, получил домашнее образование. Только в 19 лет, после курса лечения от заикания в саксонской клинике он три года слушал лекции в Практической коммерческой академии в Тюрингии (Германия). Вернувшись в Москву, он вскоре присоединился к семейному предприятию «И. В. Щукин с Сыновьями», а после смерти отца Сергей Иванович оказался единственным наследником, который имел интерес и желание вникать в семейное дело. Братья его были слишком увлечены светской жизнью и коллекционированием произведений искусства — Сергею Ивановичу это пока что не было близко, и он если и приобретал картины, то лишь для украшения дома. Таким образом, Сергей Щукин стал крупнейшим российским предпринимателем — и показал себя, как человек крайне одаренный в этой сфере.
Интересно, что меценаты и коллекционеры, подарившие нынешним российским (и не только) музеям большую

Интересно, что меценаты и коллекционеры, подарившие нынешним российским (и не только) музеям большую часть их фондов, были также талантливыми предпринимателями, а не просто наследниками большого состояния: Павел и Сергей Третьяковы, Козьма Солдатенков, Иван Морозов, Сергей Щукин, Дмитрий Голицын… Их художественные вкусы и взгляды разнились, однако же именно эти, без сомнения, одаренные люди отобрали те произведения, на которые мы смотрим до сих пор в столичных и региональных музеях.

В 1882 году Сергей Щукин приобрел особняк Трубецких и распродал хранившиеся в нем коллекции оружия и картины передвижников. Взамен он приобрел несколько пейзажей норвежца Фрица Таулова. Позже, уже в Париже, были сделаны первые французские покупки — это была традиционная салонная живопись: Шарль Котте, Люсьен Симон.
В принципе, можно это считать началом щукинской коллекции, но по-настоящему Сергей Иванович увлекся искусством, когда познакомился с творчеством французских импрессионистов. Брат Иван Иванович, живший тогда в Париже и уже коллекционировавший картины, ввел его в курс дела — и понеслось! Первым Щукина заинтересовал Камиль Писсарро, но очень скоро Клод Моне полностью завладел его вниманием: в 1897 году Щукин купил своего первого Моне — «Сирень на солнце». Впоследствии были скуплены тринадцать лучших полотен Моне, по которым хоть изучай творческую эволюцию художника. Последней картиной Моне у Щукина стала «Дама в саду», купленная в 1912 году у брата Петра Ивановича.
  • Клод Моне. Руанский собор в полдень (Портал и башня д'Албань). ГМИИ им.Пушкина.
  • Клод Моне. Руанский собор вечером. ГМИИ им.Пушкина.
Кроме Моне, тогда же у брата Щукин купил Ренуара, Дега, Писсарро, Сислея, Дени, Рафаэлли, Котте и Форена. Дело было житейское: Петр Иванович женился и, нуждаясь в деньгах, решился продать свою коллекцию парижскому арт-дилеру Дюран-Рюэлю. Сергей Иванович прознал об этом и решил выручить брата, объяснив это еще и тем, что не хочет, чтобы «такие хорошие вещи ушли уз России».
Известен принцип, по которому Сергей Иванович отбирал картины для своей коллекции: если при взгляде на картину испытываешь шок — значит, надо брать. Вот почему вышло так, что и сам Щукин, не менее других, видимо, шокированный идеями авангардных художников, все же их поддерживал финансово и воодушевлял оказанным предпочтением. Это было трудно: увлечение Щукина не понимал и не разделял практически никто на его родине. Его осуждали и даже называли «греховным» — это потому, что Сергей Иванович в домовой церкви понавесил Ренуара да Пикассо. За границей ситуация была не намного лучше, но Щукина это, кажется, не беспокоило. Он мог назвать себя счастливым человеком: у него была молодая жена (первая красавица в Москве, между прочим, и потомственная дворянка), подарившая ему четверых детей, дела его шли превосходно, а искусство стало для него способом что-то побеждать в себе, совершенствоваться и «расширяться». Щукин превратил свой особняк в Знаменском переулке в музей современного искусства: со временем стены дома оказались вплотную увешаны картинами в два-три ряда, от пола до потолка — так, что порой не было ясно, где заканчивается одна картина и начинается другая.

Залы особняка С.И. Щукина на Знаменке. 1913 г.

  • Лидия Щукина (урожденная Коренева). До 1884 г.
  • Лидия Щукина с детьми. В кресле сидят Иван и Катя, слева - Сергей, справа - Григорий. 1892
Кстати, в 1910-е годы Щукин стал почетным членом Общества художников «Бубновый валет», включавшего других художников, театральных деятелей, писателей и меценатов. Однако же и это не спасло его репутацию: в его дом-музей, открытый для всех желающих, преподаватели опасались водить своих воспитанников, отдавая предпочтение традиционному искусству и передвижникам, от которых Москва тогда была без ума. А зря: Сергей Щукин сам водил посетителей по галерее и охотно обсуждал представленные работы.
Но вернемся к художникам. Предпочтения Щукина сменялись быстро: он основательно ознакомился с Сезанном (8 полотен в коллекции), Ван Гогом (4 полотна), Анри Руссо (6 полотен), Гогеном (16 полотен) и многими другими современниками. Таитянские картины Гогена со временем наполнили всю столовую комнату щукинского особняка: сперва коллекционер купил одну работу и никому ее не показывал. Сам подолгу разглядывал и привыкал. Потом же скупил почти весь таитянский цикл Гогена и словно открыл для себя что-то новое и очень большое. Вот теперь Сергей Иванович был готов ко встрече с Матиссом и Пикассо.
В 1905 году для Сергея Щукина начались тяжелые времена. Погиб его семнадцатилетний сын Сергей (по слухам — утопился), через два года внезапно умерла его любимая жена Лидия (тоже поговаривали, что отравилась). Вскоре покончил с собой сын Григорий, а через несколько месяцев застрелился брат Иван. Неспособный осмыслить происходящее, Сергей Щукин пытался уйти в паломничество, стать затворником. Но, не успев далеко уехать, понял, что его место — в мире коммерции и искусства, он нуждается в утонченных и красивых вещах. Не аскеза была предназначена этому человеку, а открытие всему миру и своим согражданам, в частности, Матисса и Пикассо, Гогена и Моне.
В эти тяжелые годы Щукин провел множество рискованных и успешных сделок и очень активно покупал картины. Открыв для себя Матисса в 1906 году, Щукин оставался верен ему, сколько это было возможно, — до своей эмиграции. Результатом их дружбы и сотрудничества стала розовая гостиная в щукинском особняке, картины в которой развесил сам художник, в 1911 году гостивший у коллекционера в Москве.
Кроме 38 полотен, известных теперь как «русские Матиссы», по заказу Щукина художник создал два огромных панно: «Танец» и «Музыка». Эти работы предназначались для стен на лестничных пролетах в особняке — и они получились очень необычными. В Париже Матисса, выставившего панно незадолго до приезда Щукина, осмеяли, в газетах появились едкие рецензии и даже карикатуры. Щукин, увидев свой заказ, тоже остолбенел: то ли его смутили обнаженные тела, то ли он просто не смог устоять перед напором общественного мнения. Так или иначе, главный заказчик и друг художника отказался от этих панно и уехал домой с пустыми руками. Критики ликовали, художник поник.
Но не так прост оказался наш Щукин: по дороге в Москву он снова и снова обдумывал случившееся. Он привык побеждать, а не отказываться от вызовов — а ведь эти панно были настоящим вызовом. Наконец, во время остановки, Щукин отправил Матиссу срочную телеграмму: заказ, дескать, заберет, пардон, погорячился. Работы были повешены, где и предполагалось, а некоторое время спустя именно они стали визитной карточкой Матисса. Сегодня же, благодаря Сергею Щукину, ценители со всего мира съезжаются в Москву, чтобы посмотреть на них.
  • Анри Матисс. Танец, 1910, Эрмитаж.
  • Анри Матисс. Музыка, 1910, Эрмитаж.
Щукина не интересовали «мертвые художники» — ему нужен был художник новый и живой, который бы создавал будущее прямо сейчас, а наш коллекционер был бы его «соучастником». Такими художниками стали Матисс, Пикассо и Дерен.
Пабло Пикассо. «Дама с веером», 1909, ГМИИ им. Пушкина. 
В начале 1910-х Пабло Пикассо, который прин

Пабло Пикассо. «Дама с веером», 1909, ГМИИ им. Пушкина.
В начале 1910-х Пабло Пикассо, который принципиально не выставлялся, неожиданно обошел Матисса: Щукин стал активно покупать его работы, и в итоге в щукинской галерее оказалась 51 работа Пикассо — против 37 Матисса. В 1914 году эта коллекция Пикассо была самой большой в мире.

Empfohlene Kunstwerke:
Eduard Iosifovich Bazilyansky. Warm Evening
Warm Evening
1993, 50×70 cm
$2 137
Original
Andrei Viktorovich Maximov. "Motion 1 - (LISTOPAD).
  • Werbung
"Motion 1 - (LISTOPAD).
2021, 140×160 cm
$10 000
Original
Grigor Baghdasarian. Tears of the sun
  • Werbung
Tears of the sun
2024, 74×104 cm
SVETLANA SOKOLOVA. THE PURSUIT OF ETERNITY
  • Werbung
THE PURSUIT OF ETERNITY
Mai 2023, 80×60×2 cm
$561
Original
€20
Digital copy
Copies
€20
Digital copy
SVETLANA SOKOLOVA. JUNE 18
  • Werbung
JUNE 18
2022, 40×30 cm
$112
Original
€10
Digital copy
Copies
€10
Digital copy
Vyacheslav Yurievich Novikov. Golden Nugget
  • Werbung
Golden Nugget
2024, 90×71×2 cm
$505
Original
  • Последней приобретенной Щукиным у Матисса картиной стал «Портрет мадам Матисс» (1913, Эрмитаж).
  • За картину «Женщина на высоком табурете» Сергей Щукин внес предоплату. Окончив работу, Матисс с разрешения Сергея Ивановича выставил картину в Нью-Йорке – и больше этой картины Щукин не видал: началась война, и «Женщина на высоком табурете» осталась в Музее современного искусства в Нью-Йорке, став частью его коллекции.
После октябрьских событий 1918 галерею Щукина национализировали и через год она стала общедоступным «Первым музеем новой западной живописи». Какое-то время Сергей Иванович исполнял обязанности директора музея, его хранителя и экскурсовода — но не выдержал происходящего и покинул страну, поселившись в Париже.

В 1929 году «Музей новой западной живописи» соединили с коллекцией Ивана Морозова (также эмигрировавшего с семьей в 1919) и разместили в особняке Морозова на Пречистенке. А в 1948 году музей расформировали, потому что нечего «преклоняться перед западом». Сегодня лучшие картины из коллекции Щукина хранятся в Эрмитаже и Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина.