Sign up

Наталья Гончарова: 10 фактов из жизни «амазонки русского авангарда»

I like13 
Погружение Натальи Гончаровой в традиционное искусство было столь глубоким, что ее работы смотрятся как произведения народных ремесленников. Яркие образы, которые очаровывали художницу в молодости, позже, были, увы, практически вытеснены тотальным партийным соцреализмом. Но та безудержная, смелая и новаторская для искусства живопись Гончаровой, к счастью, сохранилась. Сегодня ей отдает должное лондонская галерея Tate Modern, впервые в Великобритании представив крупнейшую ретроспективу работ. Мы подготовили факты о художнице, повлиявшей на главные течения в искусстве ХХ века .

Предваряя подробности, напомним, что художница Наталья Гончарова — двоюродная правнучка супруги Пушкина, Натали Гончаровой.

1. От скульптуры к живописи: когда три дня решают все

Первым, кто разглядел в Натаьле Гончаровой художественный гений, стал Михаил Ларионов. У них было много общего: родились в один год, в один год их семьи переехали в Москву, в один год будущие художники поступили в училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь и познакомились. Гончарова училась на скульптора, Ларионов — на живописца. И Ларионов стал первым, кто сказал Гончаровой: вы живописец, "у вас глаза на цвет, а вы заняты формой. Раскройте глаза на собственные глаза!" — так описывает историю перехода художницы от скульптурных к живописным образам Марина Цветаева.


Наталья Гончарова. "Феникс" (полиптих "Жатва"), 1911
Фото © ADAGP, Paris and DACS, для theguardian.com
Гончарова услышала, почувствовала, и действительно "раскрыла глаза" на цвет — устроив, впрочем, Ларионову небольшой скандал. Но в те три дня после размолвки, пока художники не виделись, из скульптора родился живописец. Заполнив свою комнату огромным количеством рисунков, Гончарова не могла остановиться — она рисовала, наслаждаясь цветом, формой, возможностью немедленного выражения мысли и чувств. Всего три дня решили судьбу всей ее дальнейшей жизни, ее — и его. Придя к Гончаровой, увидев множество рисунков и картин, восхищенный Ларионов спросил Гончарову: "Кто же все это сделал?" И услышал в ответ: "Я!"

Михаил Ларионов и Наталья Гончарова. Фото 1910 года (фрагмент)

Наталья Гончрова. "Садоводство". 1908

2. Всёчество как творческое мировоззрение

"Все, что до меня — мое", — утверждала Гончарова, которая не ограничивала себя в источниках вдохновения, стилях работы и направлениях. Импрессионизм, примитивизм, кубизм, футуризм, лучизм, картины на религиозные темы, порицаемые церковью многочисленные неканонические изображения святых — "всёчество"! Отвергая эклектику, Гончарова заявляла: "Эклектизм — одеяло из лоскутов, сплошные швы. Раз шва нет — мое. Влияние иконы? Персидской миниатюры? Ассирии? Я не слепая. Не для того я смотрела, чтобы забыть".
Наталья Гончарова. Полиптих "Жатва" (фрагмент). 1911. © ADAGP, Paris and DACS

3. Скандальное авангардное ню

Можно считать, что Наталья Гончарова была первой российской женщиной-авангардисткой — неслыханное сочетание понятий в дореволюционной России. Ее первая персональная выставка закончилась скандалом: художницу арестовали, равно как и несколько ее картин, которые были объявлены… "порнографическими"!

Наталья Гончарова. "Божество плодородия". 1909−1910 Государственная Третьяковская галерея


Не то, чтобы обнаженных женщин раньше не изображали, но чтобы женщина-художница отважилась открыто представить "срамоту"?! Невиданное доселе здесь дело. Заключение продлилось недолго: Гончарову оправдали на следующий же день под предлогом того, что "выставка закрытая" - формальность, за которую "зацепился" адвокат. Заметим, что выставка не позиционировалась как открытое для широкой пубилки мероприятие, но при этом проходила в Обществе свободной эстетики — одной из самых популярных культурных площадок, куда попасть было проще простого.

4. Все ради успеха

В 1913 году Наталья Гончарова готовила свою крупную выставку в "Художественном салоне" на Большой Дмитровке. Художница и ее близкие друзья, в том числе Михаил Ларионов и Давид Бурлюк, всячески "разогревали" публику в преддверии открытия экспозиции. Эпатажный Ларионов, разрисовывающий дамам обнаженную грудь, прогуливающиеся по улицам города раскрашенные футуристы… Впрочем, не только в антураже дело. Сергей Дягилев отлично сформулировал, в чем особенность, свежесть и неповторимость того, что делала тогда Гончарова: "Если бы Гончарова просто красила себе щеки, мне стало бы скучно. Гончарова не морщины закрашивала, она розы рисовала".
Наталья Гончарова в футуристическом гриме. Фото 1912 года

5. Биография-мистификация

Естественно, что каждую эскападу радостно подхватывала пресса — то, что и требовалось. Но художнице и этого было мало: после открытия выставки в "Художественном салоне" посетителям преподносилась воистину завораживающая биография художницы. И что была в Париже, и работала под персональным руководством Моне, Ренуара, Ван Гога. На Таити была, потом училась у Гогена. Возвращение в Россию и написание религиозных картин в одном из монастырей. А потом — Мадагаскар, раскопки, скульптуры! Публика ахала, верила… Но все было мистификацией чистой воды — Гончарова на тот момент из России не выезжала. На выставке было представлено беспрецедентно большое количество картин — 761 произведение Гончаровой за 13 лет работы. И все "PR усилия" были не зря — они усилили эффект от экспозиции и ее популярность, и в целом выставка изменила отношение не только к Наталье Гончаровой, но и к авангарду в целом. Несколько картин художницы приобрела Третьяковская галерея — успех несомненный.

6. "Золотой петушок" и 51 телеграмма

Познакомиться с искусством Гончаровой и Ларионова в Москву приехали Михаил Фокин, Сергей Дягилев и Александр Бенуа. Именно Бенуа предложил Дягилеву рассмотреть Наталью Гончарову в качестве оформителя для его балета "Золотой петушок". И эта встреча стала поворотным событием в судьбе семьи художников. В 1915 году Сергей Дягилев отправил Наталье Гончаровой 50 телеграмм с предложениями о сотрудничестве, и на все получил отказ. Наконец в 51-й он додумался написать, что приглашает их с Ларионовым вдвоем. И они поехали — уже навсегда, хотя и не подозревали об этом.
Наталья Гончарова. Дизайн костюма крестьянки для оперы-балета "Золотой петушок", 1937
Фото © ADAGP, Paris and DACS, для theguardian.com
Дягилев не прогадал: художники сообща трудились над декорациями, лично их расписывая. Костюмы вызывали восторг, а узоры повторяли в своих нарядах парижские модницы. "Русские сезоны" снова ждал большой успех. Яркость, искренность, не имитация, не стиль "а ля рюс" - но подлинность, тонкое чувство деталей. "Золотой петушок" стал событием, а гончаровские декорации открыли новую главу в декоративном искусстве.

7. Законодательница моды

Двоюродная правнучка пленительной Натали Гончаровой, художница на балах не блистала, однако проявила себя на поприще моды. Именно с ее легкой руки дамы в России облачились в платья-рубашки, а брюки и кепи Гончарова начала носить одной из первых, бросая серьезный вызов обществу. В Москве Наталья Гончарова делала эскизы для российского Дома моды Надежды Ламановой. После отъезда в Европу, в 1924 году Наталья Сергеевна сотрудничала со знаменитым в то время доме моды "Мырбор", который возглавляла жена французского сенатора Мария Куттоли. Художница создала для "Мырбора" ряд эскизов, вместе с ней над коллекциями работали такие знаменитости, как Пабло Пикассо и Фернан Леже.
Наталья Гончарова. Эскиз текстильного дизайна для Дома мод "Мырбор", 1925−1928
Фото © ADAGP, Paris and DACS, для theguardian.com
Сотрудничала Гончарова и с Домом моды Шанель, а эскизы созданных ею нарядов публиковали журналы Vanity Fair и Vogue.

8. Стихи, о которых не знала Марина Цветаева

Марина Цветаева и Наталья Гончарова познакомились летом 1928 года в Париже. Первая встреча была назначена в кафе "У маленького Сен-Бенуа", где часто собирались поэты, художники, журналисты. Итогами встречи и последующего общения стало эссе "Наталья Гончарова", написанное восхищенной Цветаевой, в котором переплетались две судьбы двух Наталий Гончаровых — художницы и ее двоюродной прабабушки, жены Александра Пушкина. Эссе впервые было напечатано в пражском журнале "Воля России" в 1929 году. Однако Цветаева и представить себе не могла, что Наталья Гончарова пишет… стихи. "Вот Гончарова, никогда стихов не писавшая, в стихах не жившая, поймет, потому что глядела и видела…" - считала Цветаева. А стихи — были. Наталья Сергеевна писала и на русском, и на французском. Четыре тетради с поэзией были обнаружены в архивах Третьяковки искусствоведом Ольгой Фурман и впервые опубликованы в журнале "Наше наследие" в 2014 году. Вот один из них:

Я несу то, что дал
мне Господь.
Я стучала у всех дверей,
Я под окнами всеми молила
И взывала на всех площадях:
Я несу в себе Господа дар,
Я несу с собой ветер весны,
Я несу с собой летние грозы,
Я несу с собой осени поздней
Златую листву,
И метели и иней зимы.
Но закрыты и ставни и двери,
Ваши уши не слышат,
Не видят глаза.
В волосах моих иней блестит.
И столетья вам скажут:
Вы нищи, презренны —
Вы Господень презрели дар.

9. Гончарова и рекордный "лучизм"

"Лучистые" картины Натальи Гончаровой рождались из горнила творческого и любовного союза с Михаилом Ларионовым, который и придумал новое направление — "лучизм", ставший предвестником русского абстракционизма. Формальный век лучизма был недолгим: после промелькнувшей в 1909 году картины Ларионова "Стекло" лишь в 1913 году на организованной обществом "Ослиный хвост" выставке "Мишень" были представлены и лучистые картины. Свои работы показали Наталья Гончарова и Михаил Ларионов, Михаил Ле-Дантю и Каземир Малевич, Марк Шагал и Александр Шевченко. Много лет спустя, в 2008 году лучи с натюрморта "Цветы" Натальи Гончаровой превратились в лучи славы. На лондонских торгах аукциона Christie’s картина ушла за 10,9 миллионов долларов, сделав Гончарову самой дорогой русской художницей — рекорд не побит и по сей день.
Наталья Сергеевна Гончарова. Испанка
А в феврале 2010 года на торгах аукциона Christie’s в Лондоне картина Натальи Гончаровой "Испанка" (1916) была продана за 10 млн 216 тысяч 148 долларов США

10. Картины и высокие отношения

"Мы с Ларионовым как встретились, так и не расставались", — говорила Наталья Гончарова. Ларионов очень гордился ее успехами и куда серьезнее к ним относился, чем к собственным. Их жизни объединило нечто большее, чем любовь. Что это было — призвание, искусство, душевная близость? Как это ни назови, фактом останется одно: даже когда у Ларионова появилась его Шурочка (Александра Томилина, любовница Ларионова на протяжении 30 лет, а после смерти Натальи Гончаровой — его вторая жена), а у Натальи Гончаровой — Орест Розенфельд (эмигрант из России, французский социалист) — это не нарушило согласия, которое царило между ними. Лишь в 1955 году Наталья Гончарова вышла замуж за Ларионова — ради того, чтобы картины, в случае кончины одного из них, оставались в семье.
Наталья Гончарова. Полиптих "Жатва" (фрагмент). 1911. © ADAGP, Paris and DACS
В заключение — о масштабе нынешнего показа в Тейт. Более 160 работ Натальи Гончаровой предоставлены Третьяковской галереей и Русским музеем, а также рядом других собраний и частных коллекций.
Экспозиция, которая будет работать до 8 сентября 2019 года, затрагивает практически все новаторские направления, в которых работала художница — футуристический боди-арт и монументальную религиозную живопись, авангардный кинематограф и книжную графику, оформление спектаклей и работы для модных домов Москвы и Парижа.
Main illustration: Наталья Гончарова, фрагмент работы. Фото © ADAGP, Paris and DACS, для theguardian.com
I like13 
 Comments
To post comments log in or sign up.