Welcome to the brand new Arthive! Discover a full list of new features here.

button-pro-crown
PRO accounts for artists
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Read more
button-pro-crown
PRO accounts for artists
arrow-toparrow-down
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Read more

Выставка Гюстава Кайботта во Франции - идиллия второй столицы стиля

Местечко Йер всего в 15 км от Парижа — вторая столица импрессионизма, а повод его навестить — первосортный. Там с 5 апреля открывается крупная выставка одного из самых оригинальных творцов «импрессии» — Гюстава Кайботта. Меценат, сохраняя наследие тогда еще непризнанных друзей-гениев, был менее известен как художник. Тем ценнее созданные им шедевры!
Выставка Гюстава Кайботта во Франции - идиллия второй столицы стиля
В 15 км от Парижа находится городок Йер, который называют второй столицей импрессионизма. Гюстав Кайботт с 12 лет проводил здесь каждое лето. Воспламенившись страстным интересом к живописи, он зарисовал все, что предоставляло неравнодушному взгляду живописное поместье — реку, сад, прогулочные лодки, парк… На этом пленере произошло становление стиля, который сделал его одним из оригинальнейших импрессионистов. К слову, серьезно рисовать Кайботт стал довольно поздно — в 25 лет.
  • Фото (Йерр)
  • Картина художника
Йер имел огромное значение для творческого воображения художника, и впервые около 40 работ Кайботта будут выставлены там, где они были написаны. Эта выставка позволит зрителю совместить, сравнить реальность с живописным миром художника.
К этому значительному событию в истории импрессионизма, которое будет проходить с 5 апреля по 20 июля, «приложили руку» крупнейшие музеи мира: Национальная Галерея Вашингтона, Художественные музеи Милвоки и Блумингтона, Музей Мармоттан-Моне, Музей изящных искусств Рене, музей Орсе — экспонаты этих музеев и частных коллекционеров дополнят семейную коллекцию Кайботтов.
Но не только это делает Йер негласной столицей импрессионизма, в истории которого Кайботт стоит особ

Но не только это делает Йер негласной столицей импрессионизма, в истории которого Кайботт стоит особняком. Его жизнь — это редкий случай совпадения желаний и возможностей. Кайботт, унаследовав состояние отца, поддерживал многих тогда еще не признанных художников — покупал их работы, оплачивал мастерские (к примеру, Моне), организовывал выставки и аукционы, на которых выставлял картины из своей же коллекции и покупал их втридорога - маркетинговый ход!

Умер он внезапно и рано — не дожив до 46 лет. Коллекцию работ своих друзей Кайботт завещал Франции, сделав душеприказчиком Огюста Ренуара. 68 картин Писарро, Моне, Ренуара, Сислея, Дега, Сезанна, Мане! Импрессионисты тогда еще не вошли в моду, и правительство Франции не спешило выполнять посмертную волю коллекционера о размещении работ в Люксембургском дворце. В результате значительная часть коллекции была приобретена C. Альбертом Барнсом и в настоящее время принадлежат Фонду Барнса в Филадельфии. НУ, а немалая часть — истинное украшение сегодняшнего музея Д’Орсе.
Что же работы самого Кайботта? До недавнего времени он был больше известен как меценат, коллекционер и один из «отцов филателии». В его хобби входили еще выращивание орхидей, строительство яхт и даже дизайн текстиля. Свои картины он не очень выставлял и практически не продавал. Они очень разные — по стилю и тематике. Но объединяет их пристальный, любовный интерес к жизни. Такое впечатление, что рисовал их человек, стоящий на широко расставленных ногах — стоящий уверенно и свободно.
Некоторым работам характерна наклоненная поверхность, как бы выплескивающая сюжет на зрителя. Критики приписывают это увлечению японской графикой. Еще отмечают высокий угол зрения, масштабирование и усечение, свойственные фотографии.
Но более всего интересны у Кайботта свет и цвет. Они подают жизнь в карнавальной яркости красок, приглушенных, тем не менее, чувством меры и такта, а в некоторых работах — и нежностью.
Recommended artworks:
Andrey Nikitovich Mordovets. Golden Autumn in the Carpathians
Golden Autumn in the Carpathians
1997, 70×90 cm
$977.00
Original
Xenia Keith. The window in the castle
  • Ad
The window in the castle
2024, 60×50 cm
Grigor Baghdasarian. Tears of the sun
  • Ad
Tears of the sun
2024, 74×104 cm
Larissa Puhanov. Yaroslavov Val
  • Ad
Yaroslavov Val
2006, 51×61 cm
$760.00
Original
Natalia Priputnikova. Deer
  • Ad
Deer
2024, 60×50×2 cm
$250.00
Original
Natalia Priputnikova. At the pond
  • Ad
At the pond
2021, 60×45×2 cm
$196.00
Original
Andrew Lumez. Clarification
  • Ad
Clarification
2020, 40×30 cm
$54.00
Original
Примечательно отношение Кайботта к себе: на автопортретах он выглядит жестче, чем в жизни — холодный


Примечательно отношение Кайботта к себе: на автопортретах он выглядит жестче, чем в жизни — холодный взгляд, поджатые губы или чуть высокомерная усмешка. И лишь с автопортрета 1888−89 года, на нас внимательно и мягко смотрит человек, заинтересованный в собеседнике. И с ним действительно хочется поговорить о чудесах этого мира и человеческой природы

«Работы, которые сделал Кайботт в Йере, относятся к самой ценной части художественной революции импрессионистов» — комментируют кураторы выставки, приглашая публику ее как следует оценить.

Инна Найдис.