Choose a language
Use Arthive in the language you prefer
Sign up
Create an account
Register to use Arthive functionality to the maximum

В Нью-Йорке готовят большую выставку, посвящённую одной картине Матисса

  4 
На май 2022 года в Музее современного искусства (МоМА) в Нью-Йорке запланировано открытие выставки, посвящённой одной картине — «Красной мастерской» Анри Матисса. Но это не будет выставка одной картины, ведь внутри интерьера Матисс поместил схематичные репродукции 11 других своих произведений.
В Нью-Йорке готовят большую выставку, посвящённую одной картине Матисса
Все запечатлённые в красном интерьере работы, кроме одной картины (Матисс сам уничтожил находящееся слева большое розовое полотно с обнажённой), дожили до наших дней и воссоединятся впервые с тех пор, как покинули мастерскую художника. Также на выставке покажут картины, рисунки, фотографии, письма и вырезки из старых газет, раскрывающие историю создания и дальнейшую судьбу шедевра.

«Мы реконструируем каждый шаг, который привел к созданию этой картины, — обещает куратор выставки Энн Темкин (Ann Temkin). — Из 11 работ, созданных между 1898 и 1911 годами и представленных на полотне, две находятся в частной собственности и будут выставлены на всеобщее обозрение впервые за более чем 50 лет». По её словам, эта выставка также фиксирует новый музейный тренд: вместо больших ретроспективных выставок кураторы теперь предлагают зрителям сосредоточиться на узких темах, направить всё внимание на одно произведение и получить таким образом более глубокий опыт.
Произведения Анри Матисса, запечатлённые на его картине «Красная мастерская». Обратите внимание на то, что художник не повторяет в точности реальную палитру своих произведений, а подчиняет «репродукции» замыслу новой картины.
Три из этих шести картин, вписанных в «Красную мастерскую», из собрания Национальной галереи Дании, поэтому в октябре 2022-го из Нью-Йорка выставка переберётся в Копенгаген и пробудет там четыре месяца.
Кроме картин, в мастерской мы видим расписанную Матиссом тарелку и три скульптуры его работы — они тоже будут на выставке.
Матисс планировал продать «Красную мастерскую» Сергею Щукину, который к тому времени обладал уже внушительным собранием его работ, и даже присылал русскому коллекционеру акварельный набросок готовой картины. Но Щукин предложение отклонил. Впрочем, в щукинской коллекции Матисса были и «Красная комната», и «Розовая мастерская» (в которой, кстати, присутствует несколько полотен, которые попали и в интерьер «Красной мастерской»).
Сменив несколько владельцев, в 1949 году «Красная мастерская» оказалась в Нью-Йорке, в коллекции Музея современного искусства (МоМА). Под влияние этой картины со сломанной, но не стёртой до конца перспективой, с тотальным красным цветом, который гипнотизирует и берёт в заложники, оказалось целое поколение современных американских художников. Не пересеки это плотно Атлантику, возможно, не было бы никакого американского абстрактного экспрессионизма и живописи цветового поля. Во всякому случае, без Матисса они были бы другими.
В 2004-м в Великобритании опросили 500 арт-экспертов, чтобы составить список самых влиятельных произведений современного искусства: «Красная мастерская» Матисса заняла пятое место (на первом оказался «Фонтан» Дюшана).

Изображённая то розовой, то красной мастерская находилась в усадьбе Матисса в парижском пригороде Исси-ле-Мулино. Художник сначала арендовал дом с садом, а потом купил — за 73 тысячи франков. Это было бы невозможно, если бы поклонником Матисса не был Щукин, который не жалел средств на его шедевры: только за панно «Танец» и «Музыка» Матисс получил от Щукина 27 тысяч. Именно для написания этих двух гигантских полотен и была оборудована просторная мастерская в саду.

По воспоминаниям очевидцев, стены в мастерской были почти белыми, с серо-голубым оттенком. Когда впечатлённые «Красной мастерской» гости Матисса озирались в реальном помещении в поиске красных стен (тут сам собой возникает перед глазами озадаченный Джон Траволта из «Криминального чтива»), Матисс объяснял, что никаких красных стен не было и нет. Наверняка ему не раз пришлось повторить своё эффектное правило, восходящее к представлениям Делакруа о том, что точность не равна художественной достоверности. Правило Матисса звучит так: «Не надо портить правдой хорошую картину».