Choose a language
Use Arthive in the language you prefer
Sign up
Create an account
Register to use Arthive functionality to the maximum

Шевченкомания: 200-летие с картинами и цветы на палитре

  0 
В год 200-летия со дня рождения Тараса Шевченко «Шевченко|mania|" в киевском Мыстецьком Арсенале оказалась по-настоящему актуальной выставкой, а вовсе не мемориалом. Еще и потому, что публике впервые демонстрируются подлинники 50 акварелей, гравюр, офортов Тараса Шевченко. До этого они хранились в музейных фондах, зрители же, в лучшем случае, могли увидеть копии.
Тараса Шевченко, 200-летие со дня рождения которого отмечается 9 марта, украинцы, включая простых крестьян, называли «батьком» («отцом»). И не успела прекратиться стрельба в центре столицы, на Майдане Независимости и на улице Грушевского, как по всей стране первыми стали открываться «юбилейные» шевченковские выставки.
Центральным «шевченковским» проектом торжеств стал художественнвй проект «Шевченко|mania|" — выставка с опозданием на неделю все-таки открылась в Мыстецьком Арсенале. Впервые в истории торжественное открытие (обычно на них в МА стекаются толпы украинских «селебритиз») отменили: ситуация в стране не та. Для всех желающих просто открыли двери. И зритель пошел! «На Шевченко», а не на «тусовку» и шампанское. Потеряв в помпезности, давно ожидаемая выставка, соорганизаторами которой стал Национальный музей Т. Г. Шевченко и Институт литературы НАНУ, приобрела совершенно новое звучание. Главное — содержание, а не шумиха.
В целом выставку в Арсенале можно назвать сенсационной. В специально оборудованном зале здесь впервые демонстрируются подлинники 50 акварелей, гравюр, офортов Тараса Шевченко. До того они хранились в музейных фондах, зрители же, в лучшем случае, могли увидеть копии.

Вопреки анонсам, организаторы воздержались от экспонирования в публичном пространстве оригинала знаменитой «Захалявной книжечки» Тараса Шевченко (в самодельные тетради, которые прятал за отворотами солдатских сапог, Поэт, сосланный служить простым солдатом под Оренбург с запретом «писать и рисовать», в 1847 — 50 гг. втайне записывал свои новые стихи).

«Оригиналы рукописей Шевченко много лет хранились в архивах Института литературы на ул. Грушевского, 4. Когда наше здание оказалось на линии огня, они, слава Богу, не пострадали. Сейчас эти бесценные раритеты — в надежном месте. Но мы все же решили перестраховаться и не вывозить их, не демонстрировать сейчас на выставке», — объяснил во время пресс-конференции директор Института литературы академик Микола Жулинский.
Впрочем, копии рукописей зрители могут рассматривать на интерактивном табло (также представляющем пилотный вариант научно-исследовательского портала «Тарас Григорьевич Шевченко», подготовленный Национальной академии наук вместе с университетом «КПИ» и др.).

Рисовать нельзя запретить

Как ни странно, именно художественное наследие Тараса известно плохо. Говоря о Шевченко, мы всегда привычно делали упор на его литературном наследии. И вот — то, что еще недавно можно было увидеть исключительно в репродукциях, доступно для обозрения. Впечатление просто фантастическое! На противоположных стенах затененного зала, в квадратиках подсветки — зарисовки Шевченко, сделанные в ходе официальных Аральской и Каратаусской «экспедиций», и в Новопетровской крепости. Бедные, скупые пейзажи пустынь с обломками гор да фигурками верблюдов… (Впрочем, Тарас стал первым, кто зарисовал и быт простых казахов того времени, и «Казахи. У огня» тоже есть в экспозиции). Напротив этих альбомных набросков и рисунков — стена с гравюрами Шевченко.
Вернувшись из ссылки в Петербург в 1858 году, за короткий срок, отпущенный ему до смерти в 1861-м, Тарас стал академиком гравюры. По сути, новое для себя ремесло он, бывший модный портретист, осваивал вынужденно. А еще — из принципиальных соображений. После десятилетнего запрета рисовать Шевченко считал, что безнадежно утратил навыки живописца. Но также верил, что сумеет донести высокую культуру до каждой крестьянской избы. Ведь оттиск
Монотипия относится к группе техник плоской печати. В отличие от других методов эстампа, позволяющих сделать множество оттисков с одной формы, здесь получается лишь одно изображение (отсюда и «моно» – «один» – в названии). Чаще всего монотипию используют иллюстраторы детских книг. Она популярная также у психологов (для выяснения внутреннего состояния человека) и педагогов (для развития воображения у детей). Читать дальше
гравюры на сельской ярмарке стоил копейки… В Питере Тарас первым обратился к новаторской технике акватинты.
В Мыстецьком Арсенале представлены его работы, за которые, предположительно, он и получил высокое звание академика — офорт
Первые известные травлёные доски датированы началом XVI века. Офорт (от фр. eau-forte, «крепкая вода» — азотная кислота) – основная техника в этом виде станковой графики глубокой печати, при которой изображение на поверхности металлической пластины протравливается кислотой. С технологической точки зрения офорт противоположен резцовой гравюре.
Читать дальше
«Вирсавия» (не позже 1860) и другие.
Мостиком, соединяющим Шевченко «во время» и «после» ссылки, в экспозиции стали его же акварели, созданные до жизненной катастрофы. Включая знаменитую «Цыганку-ворожку» (1841). Контраст между «стеной палача» пустынной степи времен ссылки — лаконичной монохромией поздних офортов — и практически живой, объемной, перламутровой теплотой красок молодого, полного сил Тараса настолько велик… Он просто оглушает. С ним не требуется даже декламаций «Заповіта». Неволя «без права писать и рисовать» — это отвратительно.

Больше, чем поэт

Дополняют впечатление кинозал, где на протяжении всей работы проекта (всего до 10 марта) показывают 200 «шевченковских» фильмов, а также стенд с аутентичными личными вещами художника Тараса Шевченко, включая его палитру. Как и трогательная инсталляция из наивных портретов Тараса авторства 91-летнего художника-самоучки из Смилы Федира Кучера (к 200-летию поэта Кучер задался целью наисать и раздарить школам ровно 200 изображений Шевченко). А совсем уж в современный, злободневный, контекст вводит масштабная видеоинсталляция «Наш Шевченко» авторства известного украинского режиссера и культуртрегера Сергея Проскурни. В рамках этого проекта г-н Проскурня записал 365 видеороликов с декламирующими стихи Поэта как простыми украинцами, так и всем в стране известными деятелями культуры.
В Мыстецьком Арсенале стена из 48 мониторов (по числу недель в году) беспрерывно ретранслирует в сторону зрителя слова Шевченко. Отдельно вынесен экран
Трафаретная печать – это процесс воспроизведения изображений и надписей, при котором чернила проходят через сетчатую форму на печатную поверхность. На форме создаётся трафарет – области, непроницаемые для печатной краски. Краска, которая проходит через сетку, формирует печатное изображение. Читать дальше
с записью самого, пожалуй, на сегодня почитаемого «маленького украинца» в стране. Юный Сергей Нигоян — армянин по происхождению, с семьей живший в Днепропетровской области, — стал первой жертвой снайперов на Майдане. Нужно ли вдаваться в политические диспуты? Человека уже нет, но съемочная группа Проскурни просто чудом успела записать видео с буквально накануне трагедии. Нигоян читает строки поэмы «Кавказ»… Сегодня возле монитора с этим обращением мертвого — к живым, горит свеча памяти. А посетители выставки несут цветы.

Анна Пароваткина.