button-pro-crown
PRO accounts for artists
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Read more
button-pro-crown
PRO accounts for artists
arrow-toparrow-down
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Read more

Хороший вопрос: почему Поль Гоген снова оказался в центре скандала?

Почему СМИ начали обвинять Гогена в педофилии и расизме? Как быть, если вам по-прежнему нравятся его картины? И неужели выставки художника теперь перестанут проводить, или же снимут какие-то картины со стен музеев? Попробуем разобраться.
Хороший вопрос: почему Поль Гоген снова оказался в центре скандала?

Что произошло?

В ноябре 2019 года в «The New York Times» вышла статья под заголовком «Не пора ли отменить Гогена?» В ней обозреватель Фара Найери рассказывает о крупной выставке портретов Поля Гогена в лондонской Национальной галерее. Одну из картин — портрет
Портрет – реалистичный жанр, изображающий существующего в действительности человека или группу людей. Портрет - во французском прочтении - portrait, от старофранцузского portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту». Еще одна грань названия портрет кроется в устаревшем слове «парсуна» — от лат. persona — «личность; особа». Читать дальше
таитянской девушки с веером — кураторы выставки снабдили пояснительным текстом, в котором написали, что художник «неоднократно вступал в сексуальные отношения с юными девушками, „женился“ на них и заводил с ними детей».

В статье автор приводит слова кураторов выставки о том, что таким образом они решили сделать отношения современных зрителей и знаменитых художников «более открытыми и прозрачными» и обратить внимание на «слепые пятна» в творческой и личной жизни этих художников. Кроме того, в материале «The New York Times» процитированы слова искусствоведов и других музейных кураторов. Кто-то из них считает, что личность художника стоит отделять от его искусства, кто-то же прямо называет его «высокомерным переоцененным педофилом» и сравнивает с Харви Вайнштейном. Схожие публикации появились в различных известных интернет-изданиях, посвященных искусству — к слову, они же ранее публиковали статьи другого тона о той же выставке.
Кроме прочего, кураторы выставки в Национальной галерее вывесили специальные таблички рядом с теми работами Гогена, в названиях которых фигурируют слова «дикарь» или «варвар». В пояснительных текстах указывается, что эти слова «сегодня считаются оскорбительными, но отражают распространенные взгляды того времени».

Статья в «The New York Times» вызвала мощную общественную реакцию. Некоторые посетители выставки и читатели статей клеймят Гогена «педофилом и расистом» и требуют убрать его работы из экспозиций.

И это всё правда?

И да, и нет. В случае с Полем Гогеном вообще сложно сказать, где правда, где преувеличение, а где — чистой воды вымысел. Вот что говорит о художнике знаменитый арт-критик Вальдемар Янушчак: «Факты его жизни часто искажались, перевирались, а некоторые даже были сфальсифицированы». И ответственным за эти искажения и фальсификации чаще всего был сам Гоген.

Как минимум в одном художник был прав: колонизаторы не принесли на Таити и другие острова почти ничего хорошего. В нагрузку к «цивилизации» местным жителям достались алкоголь, оружие, проституция и болезни, от которых у туземцев не было иммунитета, и которые выкосили огромное количество островитян. Ситуацию немного исправили миссионеры, но они же навязали местным жителям чуждую им религию.

Что же касается Гогена и его «привилегированного положения, которое позволяло пользоваться сексуальными свободами», то его привилегии заканчивались там же, где заканчивались деньги. Гоген не был ни богатым, ни знаменитым, у него не было влиятельных покровителей, даже деньги на билет до Таити ему помогали собрать друзья. В «цивилизованном» Папеэте добиться высокого положения в обществе без денег было невозможно, а местные девушки готовы были сожительствовать с французами только в обмен на дорогие подарки. Нищего художника такое положение вещей не устраивало, и он отправился вглубь острова на поиски «простой» жизни. Там он поселился в обычной хижине и вскоре встретил 13-летнюю Теха’аману. Если верить дневникам и письмам Гогена, он получил согласие на брак от самой девушки и от ее родителей. Но из тех же дневников можно сделать вывод, что больше всего ему нравились ее покорность и кротость. Гоген обладал крутым нравом и необузданным темпераментом и, несомненно, Теха’амане приходилось сталкиваться с темной стороной его личности.
Истратив все свои деньги, Гоген отправился во Францию с новыми картинами, а Теха’амана вернулась в родительский дом. Когда художник вновь приехал на Таити в 1895 году, он пытался возобновить отношения с девушкой, но она ему отказала. Через некоторое время она вышла замуж за островитянина, родила ему двоих детей и умерла в 1918 году от «испанки».
Справедливости ради стоит добавить, что ранние браки никогда не были для Таити редкостью. Как сказал в интервью ВВС известный экскурсовод и преподаватель таитянского языка Джоэл Харт, «средняя продолжительность жизни здесь на 30 лет меньше, чем в Европе. По статистике, мы умираем здесь в 50. Какой смысл тянуть с рождением детей до 20 лет, если можно начать это делать в 14? Это просто другое видение мира».

Что же касается слова «дикарь» в работах Гогена, то, в отличие от многих его соотечественников, художник не вкладывал в него негативного значения. Напротив, он был искренне восхищен культурой островитян и изучал ее наряду с культурами других стран. В своих работах он использовал буддийские, индуистские, иудейские и языческие образы. Кроме того, не стоит забывать, что в первую очередь Гоген часто называл «дикарем» самого себя — называл с удовольствием и гордостью.

Почему об этом молчали раньше?

Вообще-то не молчали. Абсолютно в каждой биографии Гогена можно найти упоминание о том, что его таитянской «жене» на момент знакомства с ним было 13 лет. И вряд ли в какой-то из статей, посвященных Гогену, вы найдете восхищение или хотя бы одобрение отношений между взрослым мужчиной и девушкой-подростком, которая была ровесницей его дочери. Не впечатляли любовные «подвиги» художника и его современников-французов. Безусловно, среди колонизаторов того времени находились те, кто с удовольствием пользовался своими сомнительными привилегиями, но нельзя сказать, что они составляли большинство.

Другое дело, что французы не воспринимали истории и картины Гогена всерьез. Когда он привез в Париж свои первые таитянские работы, их раскритиковали не только за примитивность и кричащие цвета, но и за «художественный вымысел». И нельзя сказать, что они были неправы: Гоген рисовал и описывал скорее тот Таити, который представлял в своих мечтах. Он окружил свою жизнь (и в частности — жизнь на островах) таким плотным облаком мифов, что сейчас отделить правду от вымысла почти не представляется возможным.

Тем не менее, Теха’амана была реальным человеком, в свое время исследователи творчества Гогена выяснили точные детали ее биографии. Вот только среди любителей искусства по-прежнему бытует мнение, что никакой 13-летней таитянки могло и не существовать, так что этот сомнительный факт из жизни художника можно не принимать во внимание.

А почему тогда заговорили только сейчас?

Потому что в последнее время мировое сообщество стало обращать больше внимания на вопросы, связанные с дискриминацией, насилием и неравенством. И сейчас потомкам колонизаторов, рабовладельцев и угнетателей приходится разбираться с последствиями всех тех ужасных вещей, которые их предки творили «по праву рождения».

Закономерно, что теперь общество смотрит по-другому и на великих людей прошлого, которые тоже были продуктом своей эпохи. Но вклад в мировую культуру не окружает их ореолом святости и неприкосновенности, и далеко не все люди согласны воспринимать творчество художника, музыканта или писателя отдельно от его личной истории.
Именно эту мысль старались донести до зрителей кураторы выставки Поля Гогена в Национальной галерее. Если бы не одно «но». В аудиогиде выставки звучит вопрос: «Пришло ли время нам перестать смотреть на Гогена?» И в свете этого вопроса действия кураторов экспозиции кажутся либо сознательным лукавством, либо непоследовательностью. Если они в самом деле считают, что «сомнительные» работы Гогена больше не нужно показывать публике, тогда логичнее было бы оставить на стенах пустые места с табличками «На этом месте должен был быть портрет
Портрет – реалистичный жанр, изображающий существующего в действительности человека или группу людей. Портрет - во французском прочтении - portrait, от старофранцузского portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту». Еще одна грань названия портрет кроется в устаревшем слове «парсуна» — от лат. persona — «личность; особа». Читать дальше
13-летней любовницы Гогена, который мы не включили в экспозицию по моральным соображениям».
Если же кураторы предоставляют зрителю право выбора, тогда стоило обойтись без пафосных заявлений и ограничиться только пояснительными текстами.

Пожалуй, такую же претензию можно предъявить и «The New York Times». Всего два года назад они же выпустили статью (другого автора) о выставке работ Поля Гогена в Чикаго. Здесь автор вспоминал об антисемитизме Рихарда Вагнера, фашизме Джорджо де Кирико и «сексуальных проступках» Романа Полански, которые не отменяют их творческих заслуг, а слово «любовница» по отношению к 13-летней Теха’амане называл «эвфемизмом». И заканчивалась эта статья такими словами: «Давайте посмотрим правде в глаза: только ли бесчинства и высокомерие Гогена вызывают наше негодование? Способны ли мы смириться с тем, что можем просто-напросто бояться полной свободы Гогена — такой свободы, которую почти никто из нас никогда не почувствует?»

Что же теперь будет с картинами Гогена?

Скорее всего, ничего страшного. По крайней мере, пока. Да, прецедент создан, и теперь на выставках и в публичном пространстве люди начнут узнавать в том числе и о темных сторонах личности своих кумиров. Конечно же, останутся и те, кто по-прежнему будет считать, что творчество художника нужно воспринимать независимо от его личных качеств и истории жизни.

Например, опрос, проведенный в телеграм-канале Артхива, показал, что 61% читателей придерживаются именно такой точки зрения. В этом же опросе 37% проголосовали за то, что зрителей стоит информировать и предоставлять им право самим решать, как относиться к художнику.

И это в самом деле важно: общество перестает воспринимать «великих» как непогрешимых небожителей и начинает видеть в них людей. Людей со всеми их слабостями и чудачествами, достоинствами и недостатками, поступками, достойными порицания или восхищения. Именно такими мы стараемся показывать вам художников в материалах Артхива — живыми людьми, а не картонными куклами, в адрес которых разрешено только петь дифирамбы.

Как бы то ни было, выставка в Национальной галерее и статья в «The New York Times» запустили целый процесс, который еще вызовет много дискуссий и обсуждений. Сейчас по крайней мере понятно одно: радикальные запреты ничего не решат, а вот информированность и свобода выбора могут серьезно изменить наше общество.

Главная иллюстрация: фрагмент картины Поля Гогена «Автопортрет с портретом Эмиля Бернара (Отверженные)» (1888).