Sign up

Дега и его танцовщицы: новый показ в Орсе разрушает миф

  11 
Всегда считалось, что Эдгар Дега создал свои ошеломляющие картины танцоров, работая за кулисами и в репетиционных залах Парижской оперы. Но, как и балеты сами по себе, оказалось, что его закулисные шедевры были блестящей иллюзией. «Все его сцены в Опере — это фантасмагория», — сказал Анри Лойретт, бывший глава Лувра и музея Орсе в Париже.
Новая масштабная выставка «Дега в Опере» в музее Орсе показывает, что Дега вряд ли когда-либо делал зарисовки в театре, не говоря уже о кулисах. Несмотря на то, что «художник балерин» в течение почти сорока лет «пил гламур и грязь» Парижской оперы и её балета, этот социально неуклюжий интроверт оставался в основном в тени. Именно оттуда он наблюдал за танцовщицами и их хищными «покровителями», а также за матерями, которые часто сводили своих дочерей с богатыми и влиятельными мужчинами, говорит Лойретт.

На самом деле эксперты не смогли найти никаких доказательств того, что у Дега было право на проход за кулисы до позднего периода жизни. Вместо этого он создал «собственную Оперу… через фильтр памяти и воображения» в своей студии, нанимая танцовщиц оперы — её «маленьких крыс», как их называли, — в качестве моделей. Об этом Анри Лойретт рассказал агентству AFP.
«Его гениальность заключалась в том, что он создавал впечатление, будто вы находитесь там и наблюдаете за реальной жизнью», — подчеркнул главный куратор выставки «Дега в Опере». И добавил: «Вещи, которые кажутся более правдоподобными, чем реальные, были полностью придуманы, сконструированы из моментов, которые Дега увидел из своей ложи или места в первом ряду».

Дега сам признался в письме другу: «Я провёл столько этих танцевальных исследований, даже не видя их, что мне немного стыдно».

«Даже если он не побывал в этих местах, он создал реальность, которая кажется настолько правдивой, что она становится реальностью», — говорит сокуратор выставки Кимберли Джонс из Национальной галереи искусств в Вашингтоне, куда показ переедет в марте следующего года.
Выступление балерины Парижской оперы Виктории Анкетиль на открытии выставки «Дега в Опере» в музее Орсе в Париже 9 октября 2019 года. Фото: Martin BUREAU / AFP
Хотя его коллеги-импрессионисты писали с натуры, Дега презирал их попытки передать реальность. «Мы видим то, что хотим видеть, — писал художник. — Это фальшивка, и эта фальшивка — искусство».

И все же его правдивые изображения танцоров и их страданий ради искусства стали причиной скандала в своё время.
Эдгар Дега. Маленькая четырнадцатилетняя танцовщица

Эдгар Дега, «Маленькая четырнадцатилетняя танцовщица» (1881). Национальная галерея искусств, Вашингтон

Его сверхреалистичная скульптура «Маленькая четырнадцатилетняя танцовщица», для которой позировала Мари ван Гётем (вероятно, попавшая со сцены прямо в бордель), была раскритикована как «ужасно уродливая […] и отмеченная ненавистным обещанием каждого порока».

По словам Кимберли Джонс, по работе Дега можно сделать вывод, что он уважал пот и жертву танцовщиц. В то время как другие богатые люди пытались использовать их в качестве сексуальных игрушек, Дега «был джентльменом, никогда не был грубым и оскорбительным. Он не щипал их за ягодицы, все [отношения] были очень профессиональными».

Если они на что-то и жаловались, то лишь на долгие часы, которые им приходилось проводить перед мольбертом или блокнотом, чтобы художник мог увековечить каждый жест и позу их измученных тел.

Сокуратор Марин Кисиэль считает, что репутацию женоненавистника, которая зачастую преследовала Дега, он сам же и культивировал, чтобы «его оставили в покое». На самом же деле, хорошо известно, что он долгое время поддерживал отношения с художницами вроде Мэри Кассат и Берты Моризо и даже защищал их, «чего нельзя сказать о большинстве его современников», — подчеркнула эксперт.

«Изображения танцовщиц, сделанные Дега, демонстрируют его нестандартное отношение к женскому телу и к их жизни. Он вытаскивает наружу их внутренних хищников и разоблачает ловушки, в которых оказались многие», — сказала Марин Кисиэль.
Кимберли Джонс считает, что сегодня Дега можно назвать «асексуалом или демисексуалом». «Я не думаю, что секс был важен для него. Он вложил всю свою страсть в искусство. Он был тяжёлым человеком, и мог быть жестоким. Но он был не столько женоненавистником, сколько мизантропом», — добавила она.

По словам искусствоведа, у Дега были близкие отношения с женщинами, многие входили в число его друзей, но «в этом не было никакой физической составляющей».
Посвятив значительную часть своей жизни Парижской опере, Дега, похоже, навсегда покинул её в 1892 году. Хотя ему никогда не нравилось позолоченное здание и интерьеры Оперá Гарнье в стиле Прекрасной эпохи, причиной ухода стала опера Вагнера «Буря и натиск». «Художник был довольно патриотичен, а Вагнер нелестно отзывался о Франции во время франко-прусской войны 1870 года, которую выиграла Германия», — рассказывает Анри Лойретт.

Но опера оставалась ведущей темой у Дега даже когда он начал терять зрение, «и оставалась в его творчестве до конца». «Опера была для Дега была тем же, чем остров Таити был для Гогена», — заключил искусствовед.

По материалам AFP
  11 
 Comments
To post comments log in or sign up.