Welcome to the brand new Arthive! Discover a full list of new features here.

button-pro-crown
PRO accounts for artists
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Read more
button-pro-crown
PRO accounts for artists
arrow-toparrow-down
check
Sales via Facebook and Instagram store
check
Managing clients and sales via CRM
check
Artworks mailing lists
check
Sales of reproductions and digital copies
Read more

«Мир искусства»

Ностальгия по прекрасному далеко

Где-то аккурат между трагизмом передвижников и ломающим академические устои авангардом в России конца 19 века сформировалось сообщество художников, тяготеющих к красоте в классическом понимании этого слова. «Мир искусства», хоть и просуществовал в рамках первоначальной идеи всего чуть более десятка лет, успел стать решающим фактором в созревании и становлении русского модерна.
«Мир искусства»

Наследники Пиквика

Кажется, феномен, подобный объединению «Мир искусства», мог зародиться только в Петербурге. Именно там в частной школе Карла Мая, из стен которой в разное время вышли три десятка будущих членов Академии наук или Академии художеств, в 1887 году образовался кружок «Невские пиквикианцы». Ученики школы — Александр Бенуа, Вальтер Нувель, Дмитрий Философов и Константин Сомов, а также примкнувшие к ним позднее Сергей Дягилев и Леон Бакст собирались, чтобы совместно изучать историю искусств (главным образом живопись и музыку).

Благодаря энергии и организаторскому дарованию Дягилева узкий круг избранных любителей искусства, названный в честь первого романа Чарльза Диккенса, перерос в более солидную группу «Мир искусства». К ней присоединились московские художники Константин Коровин, Валентин Серов, братья Васнецовы, Михаил Врубель и Михаил Нестеров.
Коллективный фотопортрет мирискусников в 1914 году. Фото: arzamas. academy
Коллективный фотопортрет мирискусников в 1914 году. Фото: arzamas. academy
Дягилев, к тому моменту уже вовсю увлекшийся коллекционированием картин, в 1898 году организовал для последних выставку в Петербурге, где были представлены также работы финских художников. Позже экспозицию увидели в Мюнхене, Дюссельдорфе, Кельне и Берлине.
Мероприятия, организованные «Миром искусства», стали пользоваться большим успехом, что позволило Дягилеву год спустя провести масштабную выставку, на которой вместе с картинами русских творцов были показаны работы четырех десятков художников из Европы, таких как Моне, Дега, Уистлер, Бёклин и другие. Имена, представленные на выставках мирискусников, не всегда можно было объединить стилистически или хронологически. Помимо личного вкуса самого Дягилева и его единомышленников, в формировании художественного пантеона, а также появлении новых членов объединения, были и другие мотивы.
Рассказывая о процессе образования «Мира искусства», Бенуа писал: «Нами руководили не столько соображения „идейного“ порядка, сколько соображения практической необходимости. Целому ряду молодых художников некуда было деваться. Их или вовсе не принимали на большие выставки — академическую, передвижную и акварельную, или принимали только с браковкой всего того, в чем сами художники видели наиболее явственное выражение своих исканий… И вот почему Врубель у нас оказался рядом с Бакстом, а Сомов рядом с Малявиным. К „непризнанным“ присоединились те из „признанных“, которым было не по себе в утвержденных группах. Главным образом, к нам подошли Левитан, Коровин и, к величайшей нашей радости, Серов. Опять-таки, идейно и всей культурой они принадлежали к другому кругу, это были последние отпрыски реализма, не лишенного „передвижнической окраски“. Но с нами их связала ненависть ко всему затхлому, установившемуся, омертвевшему».
  • Константин Сомов. Молодая девушка в красном платье (Девушка с письмом)
  • Филипп Малявин. Женщина в красном фартуке
Третья выставка картин журнала «Мир искусства» в Академии художеств, 1901 год.
Фото: Государственный
Третья выставка картин журнала «Мир искусства» в Академии художеств, 1901 год.
Фото: Государственный Русский музей, источник: russiainphoto.ru

Сила в красоте

Все амбиции мирискусников концентрировались в области эстетики. Романтизм
Романтизм пришел на смену строгому классицизму в живописи и принес новый багаж: переживания, волнения, краски, и особую выразительность. Нередко стиль романтизма путают с «романтическими» образами в живописи и пасторальными сценами. Но в фокусе внимания творцов всех жанров конца XVIII - начала XIX в.в. от музыки до живописи – личность со всеми переживаниями и богатым внутренним миром. Читать дальше
и символизм, английские прерафаэлиты
Прерафаэлиты – первые авангардисты Европы, которые протестовали против классической портретной школы с ее париками и пудрой, воспевая естественную, романтическую, шекспировскую красоту. Читать дальше
, югендштиль или ар-нуво (а также другие национальные проявления модерна разных стран) — только все самое красивое и утонченное в живописи, начисто лишенное социального или идеологического контекста. Словно пытаясь избежать мыслей о тревожных настроениях на рубеже столетий, они обращали взор в прошлое, казавшееся беззаботным временем, преисполненным рафинированной красоты.

Показательны в этом отношении предпочтения Бенуа: на его картинах царили Франция времен Людовика XIV, Россия в период правления Екатерины Великой, дворцовая роскошь Версаля и царская охота.
Утрированны, но не менее показательны ремарки Константина Сомова, которыми он одаривал заграничных коллег: «Гоген мне очень понравился, Матисс же совсем нет. Его искусство — не искусство вовсе!» Досталось и Сезанну: «Кроме одного (а может быть, и трех) прекрасных натюрмортов почти все скверно, тускло, без валеров, несвежими красками. Фигуры же и его голые „купанья“ прямо прескверны, бездарны, неумелы. Гадкие портреты». Ван Гог получил вердикт: «Не только не гениально, но и не хорошо». Отвергалось все, что хоть немного заходило на территорию экспериментального, авангардного искусства.
Что касается деятельности самих художников «Мира искусства» — она лежала скорее в прикладной области. Помимо живописи, художники объединения черпали вдохновение и в других сферах искусства — театре, балете, книгопечатании — и оказывали в них существенный вклад, создавая декорации, костюмы и иллюстрации. Им удалось в корне изменить подход к созданию книжных иллюстраций, требования к которым ранее были весьма невзыскательными, и превратить их в предмет искусства.
То же самое можно сказать и в отношении театрального костюма и декораций: после гастролей «Русских сезонов» Дягилева в Париже модные дома французской столицы получали заказы на пошив одежды, вдохновленной эскизами балетных костюмов Льва Бакста.
Читайте также иллюстрированный обзор Артхива «Художники „Русских сезонов“ Дягилева»
Александр Бенуа пошел еще дальше — художник принимал участие в создании эскизов для росписи Казанского вокзала и даже работал над либретто для театральных постановок. Совместно с Дягилевым он также выполнял обязанности редактора в ежемесячном журнале «Мир искусства» (выходил с 1898 по 1904 год). Издание публиковало как труды художников объединения — Грабаря, Кандинского, Бенуа и других, — так и статьи иностранных искусствоведов, рецензии и материалы по философии и так далее. И, конечно, важную часть журнала составляли роскошные иллюстрации мирискусников.

Начало конца

Начиная с 1907 года Дягилев почти все время пропадает в Париже, занимаясь популяризацией «Русских сезонов». Если прежде вся организационная деятельность в «Мире искусства» лежала на его плечах, то теперь полномочия перешил к Бенуа, который был не настолько одаренным организатором, как Дягилев, и отвечал больше за идеологию. В 1910 году руководителем объединения становится Николай Рерих, человек несколько из иной идеологической и мировоззренческой оперы.
«Мы слишком любили мир и прелесть вещей, и не было тогда потребности нарочито искажать действительность, — писал Мстислав Добужинский. — То время было далеко от всяких „измов“, которые попали (к нам) от Сезанна, Матисса и Ван-Гога. Мы были наивны и чисты, и может быть в этом было достоинство нашего искусства». Возможно, из-за своей наивности мирискусники были открыты всем веяниям у себя на родине, и охотно сотрудничали с художниками совершенно чуждых им взглядов. Во втором десятилетии 20 века они проводят совместные экспозиции с художниками-символистами и даже представителями авангарда.
В итоге в 1921 году главой объединения становится Илья Машков из «Бубновых валетов», от «Мира искусства» фактически останется одно лишь название и всего три года спустя группа окончательно распадется. При некоторой противоречивости и хаотичности деятельности объединения, на протяжении его существования мирискусникам удалось добиться немалого: в погоне за идеалом чистой красоты они оказали ощутимое влияние на микроклимат в изобразительном искусстве и восприятие эстетики на рубеже веков как в России, так и за ее пределами.
Recommended artists
Артхив: читайте нас в Телеграме и смотрите в Инстаграме
Титульная иллюстрация: Борис Михайлович Кустодиев. Групповой портрет
Портрет – реалистичный жанр, изображающий существующего в действительности человека или группу людей. Портрет - во французском прочтении - portrait, от старофранцузского portraire — «воспроизводить что-либо черта в черту». Еще одна грань названия портрет кроется в устаревшем слове «парсуна» — от лат. persona — «личность; особа». Читать дальше
художников общества «Мир искусства». Эскиз неосуществленной картины, 1910-е