Sign up
Мария
Константиновна Башкирцева
Russia 
1860−1884
Subscribe32
Biography and information
 
Мария Константиновна Башкирцева (24 ноября 1858, село Гавронцы, Полтавская губерния — 31 октября 1884, Париж) — украинская и русская художница, одна из первых женщин, учившихся в Академии Жулиана в Париже, талант и успех которой был отмечен на парижских Салонах. Ее картины висят в лучших музеях мира, а знаменитым "Дневником", который Мария вела с 12 лет, зачитывались лучшие умы эпохи. Премьер-министр Англии Уильям Гладстон в одной из своих публикаций в 1890 году назвал "Дневник" Башкирцевой одной из самых замечательных книг XIX века. Марина Цветаева, потрясенная дневником Башкирцевой, посвятила ей свой первый сборник стихов.
Творческое наследие Башкирцевой — более полутора сотен картин и около двухсот рисунков, хранящихся ныне в собраниях европейских и американских музеев. Многие картины художницы погибли во время Второй мировой войны.

Особенности творчества художницы Марии Башкирцевой: Прожив всего 25 лет, художница успела сформировать собственный стиль, привнеся в него достижения и приемы мастеров эпохи Возрождения, великих голландцев и художников-реалистов. "Русская парижанка", Башкирцева много путешествовала по Европе, знакомясь в музеях с шедеврами мировой культуры. Живописная стилистика Башкирцевой сформировалась во многом благодаря ее учителю по Академии Жулиана, художнику Тони Робера-Флери, который придерживался реалистического направления в своем творчестве и прививал его ученикам. Однако решающую роль в ее творческом самовыражении сыграл Жюль Бастьен-Лепаж — французский художник, наследник пленэрных традиций барбизонцев.

Самые известные картины Марии Башкирцевой: "Совещание", "Зонт", "Жан и Жак", серия "Три улыбки", "В студии".

Детство в Полтавской губернии
Мария Башкирцева родилась в селе Гавронцы, неподалеку от Полтавы, в семье Марии и Константина Башкирцевых. Через три года пара разругалась и мать Марии увезла детей в имение отца — село Черняковка Полтавской губернии, запретив мужу видеться с дочерью и сыном.

Маленькую Марию (домашние звали ее Муся) в семье обожали, потакая ей во всем. Две гувернантки — русская и француженка — учили девочку иностранным языкам, игре на рояле, рисованию. Как писала в своем дневнике Башкирцева, с трехлетнего возраста все ее мысли и стремления были направлены к какому-то величию, стремлению к свершениям. "Мои куклы были всегда королями и королевами, все, о чем я сама думала, и все, что говорилось вокруг моей матери, — все это, казалось, имело какое-то отношение к этому величию, которое должно было неизбежно прийти". Художница вспоминала рассказ матери о визите к еврею-гадальщику и предсказании, которое он ей сделал: "у тебя двое детей, сын будет как все люди, но дочь твоя будет звездою…"

Когда Мусе исполнилось 12 лет, ее родители приняли решение разъехаться окончательно. Брат Башкирцевой — Павел — остался с отцом, в России, а Муся с матерью и сестрой матери, Надин, уехала в Европу. Своего отца Башкирцева увидела только через 10 лет.

Юность. Первые записи в "Дневнике"
Весной 1870 года Башкирцевы едут в Вену, после отправляются в Баден-Баден и далее — в Ниццу. Мария занимается музыкой, рисованием, много читает, учит языки. Она сама составляет себе программу обучения — 9 часов ежедневно! — и сама выбирает преподавателей, тем более, что семья обеспечена и может позволить себе расходы. Три года лицейского обучения Башкирцева освоила всего за пять месяцев. В Ницце Муся заводит дневник: пишет она по-французски. Мария Башкирцева за свою жизнь исписала более ста тетрадей. Там отражалось все — детская влюбленность в герцога Гамильтона и желание триумфов, описание задач, которые юная девушка ставила себе на пути к известности и славе, и пути их решения. Например, размышляя о том, как завоевать сердце своего кумира, она решает стать певицей, и певицей непременно великой. Эти записи впоследствии были переведены на несколько языков и напечатаны. Первое издание дневника, с большими сокращениями и купюрами, сделанными матерью художницы, вышло 1887 году.

Париж. Первые признаки болезни
В 1873 году Башкирцевы приезжают в Париж. Мария в восторге — вот это размах, вот это жизнь! Два последующих года семья путешествует по Европе. Они приезжают в Спа — маленький бельгийский городок, где окунаются в гущу светской жизни. Здесь у Марии проявляются первые признаки чахотки — заболевания, которое в конце 19 века уносило множество жизней. Не обращая внимания на обмороки, Мария продолжает наслаждаться многочисленными встречами, приемами и балами. Семья едет в Лондон, после возвращается в Париж, где покупается вилла. Отделка происходит по рисункам Башкирцевой.

Мария много внимания уделяет пению, и успехи ее велики. Она за пять месяцев осваивает латынь так, что может читать Плутарха в оригинале. И не прекращает писать дневник. "Это, может быть, глупо так хвастаться, но люди, которые пишут, всегда описывают свою героиню, а я сама своя героиня". Болезнь все чаще дает о себе знать: из-за ларингита у Марии пропадает голос.

Италия и первые уроки живописи
Первая поездка Башкирцевой в Италию удается на славу: семейство прибывает во Флоренцию к первому дню торжеств в честь 400-летия Микеланджело. "Я обожаю живопись, скульптуру, искусство, где бы оно ни проявлялось. Я могла бы проводить целые дни в этих галереях…" — пишет Мария. Она в восторге от "Магдалины" Тициана, ее очаровывают картины Рубенса, Ван Дейка и Веронезе.

В 1876 году Башкирцевы приезжают в Рим. Здесь Башкирцева берет уроки живописи. На одном из первых уроков она за полтора часа пишет натурный портрет, хотя прежде у нее уходило два-три урока при копировании. "…здесь все было сделано в один раз — и с натуры — контур, краски, фон. Я довольна собой, и если говорю это, значит, уж заслужила. Я строга, и мне трудно удовлетвориться чем-нибудь, особенно самой собою".

В Риме Мария влюбляется в племянника кардинала Антонелли — юного красавца Пьетро, в саму Марию влюбляется граф Виченцо Брускетти. Сердечные переживания Мария подробно описывает в дневнике, а замуж так и не выходит.

Поездка в Россию. Париж и Академия Жюлиана
Мария едет повидаться с отцом, в его полтавское имение. Желая воссоединить родителей, Муся уговаривает отца поехать с ней в Париж. Примирения не происходит; дочь тяжело переживает очередные ссоры родителей.

Башкирцева принимает решение серьезно учиться живописи. В сентябре 1877 года она пишет: "Это решение не мимолетное, как многие другие, но окончательное… год в мастерской Жюлиана будет для меня хорошим основанием". В то время женщин в Академию художеств не принимали, а в частной Академии Жюлиана будущих художниц с радостью обучали рисунку и живописи — естественно, за плату.

Карьера художницы и награды в Академии Жюлиана
"Жюлиан доволен моим началом" — пишет Мария в октябре 1877 года. Среди женщин-художниц, обучающихся вместе с Башкирцевой — Амелия Бори-Сорель, Луиза-Катрин Бреслау, Анна Нордгрен, Софи Шеппи, Женни Зильхард, для которых живопись — не просто развлечение, а смысл жизни. Среди преподавателей — сам Родольф Жюлиан, Тони Робер-Флёри, Гюстав Буланже, Жюль Лефевр; все они — звезды первой величины, все ежегодно выставляются в Салоне, среди них есть члены Академии художеств. Мария проводит в мастерской по 8 часов в день и завтракает в соседней закусочной. При том светская жизнь все так же активна, а здоровье ухудшается: Мария осознает, что у нее не фарингит или катар, а чахотка.

Башкирцева осваивает новые техники, перескакивая через некоторые обязательные этапы обучения; переходит к краскам, пишет натюрморты. Через два месяца ей уже позволяют писать с натуры, за полгода она догоняет лучшую ученицу — Луизу-Катрин Бреслау. Художники Академии дают высокую оценку работам Башкирцевой, говорят, что у нее "мужская рука", что вызывает у женской части Академии и зависть, и злобу.

В январе 1879 года трое художников Академии — Лефевр, Буланже и Робер-Флери — присуждают Башкирцевой медаль конкурса, проводимого в мастерской. Что это означает для Марии — понятно из ее строк: "Если живопись не принесет мне довольно скоро славы, я убью себя, и все тут. Это решено уже несколько месяцев…"

Долгожданный Салон и движение суфражисток
В 1880 году работы Башкирцевой ("портрет Дины" и "Вопрос о разводе" с сюжетом по одноименной и скандальной книге Дюма) успешно демонстрируются в парижском Салоне: невероятное достижение для женщины-художника! О Салоне пишут все газеты и одно упоминание работы дебютанта может сделать ему карьеру. Медаль Салона означает абсолютный успех в иерархичной системе обучения и признания художников во Франции, а картины, не прошедшие Салон, практически не покупаются.

Между тем Башкирцева теряет слух, ее мучают сильные боли. Лечение на курорте не приносит большого облегчения. Мария пытается использовать отведенные ей годы с максимальной пользой. Примкнув к движению суфражисток, она под именем Полины Орелль публикует статью в журнале "Гражданка", в которой размышляет о женщинах-художницах, не имеющих возможности обучаться и выставлять свои работы наравне с мужчинами, и двойных стандартах морали современного общества

"Художественная дуэль" с Амели Бори-Сорель
Жюлиан предлагает Башкирцевой и Амели Бори-Сорель сюжет для картины к следующему Салону — написать часть его мастерской. Лучшую из двух картин Жюлиан обязуется представить в Салоне. Художницы подписывают соглашение с Жюлианом. Башкирцева затевает перестройку в помещении мастерской, где занимаются художницы — за ее счет сносят перегородку, мешающую композиции. На ночь, чтобы соперница не видела ее работы, художница закрывает окутанный полотном холст цепями и запирает их на замок. Картина была закончена к Салону, и, хотя Жюлиану и Робер-Флери она не понравилась, Башкирцева не дала внести в картину ни одной правки и отправила картину в Салон, пописав ее "мадемуазель Андрей". Жюри приняло картину и выделило ей весьма достойное место при развеске. Медали Башкирцева не получила, но своего добилась. Амели Бори-Сорель взяла реванш иначе: через некоторое время она возглавила женскую мастерскую Академии, а в 1895 году вышла замуж за Родольфа Жулиана.

Путешествие в Испанию
Марию преследуют мысли о смерти, ее мучает глухота и изводят неловкие ситуации, в которые она попадает, не слыша окружающих. Несмотря на это, художница посещает Испанию, где Башкирцевых представили королевской семье. Музей Прадо вызывает у Марии восторг: она любуется работами Тициана и Босха, Эль Греко и Гойи, она без ума от Веласкеса и делает копии его картин. В дневнике художница пишет о важной роли исполнения (технического мастерства) в том впечатлении, которое производят работы великого живописца.

"Восхитительный Бастьен-Лепаж" и признание на родине художницы
Мария снова в Париже, там ей становится хуже. "Ехать на юг — это значит сдаться. Преследования моей семьи заставляют меня почитать за честь оставаться на ногах, несмотря ни на что. Уехать — это значит доставить торжество всей мелюзге мастерской". Башкирцева продолжает работать. А в 1882 году судьба сводит ее со знаменитым художником Жюлем Бастьен-Лепажем. Он бывает в мастерской Марии, одобрительно отзывается о ее работах. Вдохновленная похвалой, Башкирцева задумывает картину на евангельскую тему — Мария и Мария Магдалина сидят у пещеры, где Иосиф Аримафейский похоронил Христа. "Тут есть величие и простота, что-то страшное, трогательное и человеческое… Какое-то ужасное спокойствие, эти две несчастные женщины, обессиленные горем…"

В 1883 году Мария представляет на Салон три работы — "Жан и Жак", портрет Ирмы и пастель "Портрет Дины". Жюри принимает их все. Башкирцева получает в Салоне "Почетный отзыв"; русская газета "Новое время" печатает статью "Русские художники в Париже. М. К. Башкирцева". Художница рада и горда — теперь о ней узнают и на родине. К ней приходит слава. Русский иллюстрированный журнал "Всемирная иллюстрация" на своей обложке печатает ее картину "Жан и Жак", работами Башкирцевой интересуются члены императорского дома… Но ей этого мало.

Последний год жизни Марии Башкирцевой
Для очередного Салона Мария пишет картину "Сходка". Ее принимают, но Башкирцева недовольна — картина в развеске получает № 3. "Провести шесть лет, работая ежедневно по десяти часов, чтобы достигнуть чего? Начала таланта и смертельной болезни".

В это же время Башкирцева вступает в переписку с Ги де Мопассаном: она просит оценить ее способность к писательству, подписываясь вымышленным именем. Мопассан деликатно отвергает попытки письменного диалога, но Башкирцева пишет второе письмо, и Мопассан отвечает ей, потому что ему "нестерпимо скучно", а письмо его все-таки задевает. В ответ он рассказывает ей о своей жизни и расспрашивает о предпочтениях незнакомки. Схватка острых умов, фехтование именами и цитатами, остротами и саркастическими выпадами — в их переписке было все. Мопассан негодовал: после одного из его особо резких ответов Мария прекращает переписку.

Здоровье ее дорогого друга, Жюля Бастьен-Лепажа, резко ухудшается: у него рак желудка. Да и сама Мария очень больна. Художники много времени проводят вместе, выезжают на прогулки. Потом прекращаются и они: чахотка прогрессирует. Художница не может ни ходить, ни работать.

Марии Башкирцевой не стало утром 31 октября 1884 года. Бастьен-Лепаж смотрел на похоронную процессию из окна мастерской; художник умер через пять недель. На могиле Башкирцевой была сооружена часовня: в ней родные поместили незаконченную картину "Святые жены", там же стоял мольберт Марии, лежала ее палитра. Ги де Мопассан, узнав о кончине Башкирцевой, воскликнул: "Это была единственная Роза в моей жизни, чей путь я усыпал бы розами, зная, что он будет так ярок и так короток!"

Через год после смерти Марии Башкирцевой в Париже прошла большая персональная выставка художницы. Большинство ее работ впоследствии были перевезены матерью в родовое имение Гайворонцы; многие картины погибли в огне в 1917 году, а многие из тех, что уцелели, не пережили бомбежек Второй мировой.

"Если я не умру молодой, я надеюсь остаться в памяти людей как великая художница, но если я умру молодой, я хотела бы издать свой дневник, который не может не быть интересным".
Из "Дневника" Марии Башкирцевой. Май 1884 года.
Read more
Artworks liked by
Vasiliy Burachenok
Ubai Kamal
Anna Averina
Mariya Kislova
+20

Feed
Мария Константиновна Башкирцева (24 ноября 1858, село Гавронцы, Полтавская губерния – 31 октября 1884, Париж) – украинская и русская художница, одна из первых женщин, учившихся в Академии Жулиана в Париже, талант и успех которой был отмечен на парижских Салонах. Ее картины висят в лучших музеях мира, а знаменитым «Дневником», который Мария вела с 12 лет, зачитывались лучшие умы эпохи. Премьер-министр Англии Уильям Гладстон в одной из своих публикаций в 1890 году назвал «Дневник» Башкирцевой одной из самых замечательных книг XIX века. Марина Цветаева, потрясенная дневником Башкирцевой, посвятила ей свой первый сборник стихов.
Творческое наследие Башкирцевой - более полутора сотен картин и около двухсот рисунков, хранящихся ныне в собраниях европейских и американских музеев. Многие картины художницы погибли во время Второй мировой войны.

Особенности творчества художницы Марии Башкирцевой: Прожив всего 25 лет, художница успела сформировать собственный стиль, привнеся в него достижения и приемы мастеров эпохи Возрождения, великих голландцев и художников-реалистов. «Русская парижанка», Башкирцева много путешествовала по Европе, знакомясь в музеях с шедеврами мировой культуры. Живописная стилистика Башкирцевой сформировалась во многом благодаря ее учителю по Академии Жулиана, художнику Тони Робера-Флери, который придерживался реалистического направления в своем творчестве и прививал его ученикам. Однако решающую роль в ее творческом самовыражении сыграл Жюль Бастьен-Лепаж - французский художник, наследник пленэрных традиций барбизонцев.

Самые известные картины Марии Башкирцевой: «Совещание», «Зонт», «Жан и Жак», серия «Три улыбки», «В студии».

Детство в Полтавской губернии
Мария Башкирцева родилась в селе Гавронцы, неподалеку от Полтавы, в семье Марии и Константина Башкирцевых. Через три года пара разругалась и мать Марии увезла детей в имение отца – село Черняковка Полтавской губернии, запретив мужу видеться с дочерью и сыном.

Маленькую Марию (домашние звали ее Муся) в семье обожали, потакая ей во всем. Две гувернантки – русская и француженка – учили девочку иностранным языкам, игре на рояле, рисованию. Как писала в своем дневнике Башкирцева, с трехлетнего возраста все ее мысли и стремления были направлены к какому-то величию, стремлению к свершениям. «Мои куклы были всегда королями и королевами, все, о чем я сама думала, и все, что говорилось вокруг моей матери, – все это, казалось, имело какое-то отношение к этому величию, которое должно было неизбежно прийти». Художница вспоминала рассказ матери о визите к еврею-гадальщику и предсказании, которое он ей сделал: «у тебя двое детей, сын будет как все люди, но дочь твоя будет звездою…»

Когда Мусе исполнилось 12 лет, ее родители приняли решение разъехаться окончательно. Брат Башкирцевой - Павел - остался с отцом, в России, а Муся с матерью и сестрой матери, Надин, уехала в Европу. Своего отца Башкирцева увидела только через 10 лет.

Юность. Первые записи в «Дневнике»
Весной 1870 года Башкирцевы едут в Вену, после отправляются в Баден-Баден и далее – в Ниццу. Мария занимается музыкой, рисованием, много читает, учит языки. Она сама составляет себе программу обучения – 9 часов ежедневно! - и сама выбирает преподавателей, тем более, что семья обеспечена и может позволить себе расходы. Три года лицейского обучения Башкирцева освоила всего за пять месяцев. В Ницце Муся заводит дневник: пишет она по-французски. Мария Башкирцева за свою жизнь исписала более ста тетрадей. Там отражалось все – детская влюбленность в герцога Гамильтона и желание триумфов, описание задач, которые юная девушка ставила себе на пути к известности и славе, и пути их решения. Например, размышляя о том, как завоевать сердце своего кумира, она решает стать певицей, и певицей непременно великой. Эти записи впоследствии были переведены на несколько языков и напечатаны. Первое издание дневника, с большими сокращениями и купюрами, сделанными матерью художницы, вышло 1887 году.

Париж. Первые признаки болезни
В 1873 году Башкирцевы приезжают в Париж. Мария в восторге – вот это размах, вот это жизнь! Два последующих года семья путешествует по Европе. Они приезжают в Спа – маленький бельгийский городок, где окунаются в гущу светской жизни. Здесь у Марии проявляются первые признаки чахотки - заболевания, которое в конце 19 века уносило множество жизней. Не обращая внимания на обмороки, Мария продолжает наслаждаться многочисленными встречами, приемами и балами. Семья едет в Лондон, после возвращается в Париж, где покупается вилла. Отделка происходит по рисункам Башкирцевой.

Мария много внимания уделяет пению, и успехи ее велики. Она за пять месяцев осваивает латынь так, что может читать Плутарха в оригинале. И не прекращает писать дневник. «Это, может быть, глупо так хвастаться, но люди, которые пишут, всегда описывают свою героиню, а я сама своя героиня». Болезнь все чаще дает о себе знать: из-за ларингита у Марии пропадает голос.

Италия и первые уроки живописи
Первая поездка Башкирцевой в Италию удается на славу: семейство прибывает во Флоренцию к первому дню торжеств в честь 400-летия Микеланджело. «Я обожаю живопись, скульптуру, искусство, где бы оно ни проявлялось. Я могла бы проводить целые дни в этих галереях…» - пишет Мария. Она в восторге от «Магдалины» Тициана, ее очаровывают картины Рубенса, Ван Дейка и Веронезе.

В 1876 году Башкирцевы приезжают в Рим. Здесь Башкирцева берет уроки живописи. На одном из первых уроков она за полтора часа пишет натурный портрет, хотя прежде у нее уходило два-три урока при копировании. «…здесь все было сделано в один раз – и с натуры – контур, краски, фон. Я довольна собой, и если говорю это, значит, уж заслужила. Я строга, и мне трудно удовлетвориться чем-нибудь, особенно самой собою».

В Риме Мария влюбляется в племянника кардинала Антонелли – юного красавца Пьетро, в саму Марию влюбляется граф Виченцо Брускетти. Сердечные переживания Мария подробно описывает в дневнике, а замуж так и не выходит.

Поездка в Россию. Париж и Академия Жюлиана
Мария едет повидаться с отцом, в его полтавское имение. Желая воссоединить родителей, Муся уговаривает отца поехать с ней в Париж. Примирения не происходит; дочь тяжело переживает очередные ссоры родителей.

Башкирцева принимает решение серьезно учиться живописи. В сентябре 1877 года она пишет: «Это решение не мимолетное, как многие другие, но окончательное… год в мастерской Жюлиана будет для меня хорошим основанием». В то время женщин в Академию художеств не принимали, а в частной Академии Жюлиана будущих художниц с радостью обучали рисунку и живописи – естественно, за плату.

Карьера художницы и награды в Академии Жюлиана
«Жюлиан доволен моим началом» - пишет Мария в октябре 1877 года. Среди женщин-художниц, обучающихся вместе с Башкирцевой - Амелия Бори-Сорель, Луиза-Катрин Бреслау, Анна Нордгрен, Софи Шеппи, Женни Зильхард, для которых живопись – не просто развлечение, а смысл жизни. Среди преподавателей – сам Родольф Жюлиан, Тони Робер-Флёри, Гюстав Буланже, Жюль Лефевр; все они – звезды первой величины, все ежегодно выставляются в Салоне, среди них есть члены Академии художеств. Мария проводит в мастерской по 8 часов в день и завтракает в соседней закусочной. При том светская жизнь все так же активна, а здоровье ухудшается: Мария осознает, что у нее не фарингит или катар, а чахотка.

Башкирцева осваивает новые техники, перескакивая через некоторые обязательные этапы обучения; переходит к краскам, пишет натюрморты. Через два месяца ей уже позволяют писать с натуры, за полгода она догоняет лучшую ученицу – Луизу-Катрин Бреслау. Художники Академии дают высокую оценку работам Башкирцевой, говорят, что у нее «мужская рука», что вызывает у женской части Академии и зависть, и злобу.

В январе 1879 года трое художников Академии – Лефевр, Буланже и Робер-Флери – присуждают Башкирцевой медаль конкурса, проводимого в мастерской. Что это означает для Марии – понятно из ее строк: «Если живопись не принесет мне довольно скоро славы, я убью себя, и все тут. Это решено уже несколько месяцев…»

Долгожданный Салон и движение суфражисток
В 1880 году работы Башкирцевой («портрет Дины» и «Вопрос о разводе» с сюжетом по одноименной и скандальной книге Дюма) успешно демонстрируются в парижском Салоне: невероятное достижение для женщины-художника! О Салоне пишут все газеты и одно упоминание работы дебютанта может сделать ему карьеру. Медаль Салона означает абсолютный успех в иерархичной системе обучения и признания художников во Франции, а картины, не прошедшие Салон, практически не покупаются.

Между тем Башкирцева теряет слух, ее мучают сильные боли. Лечение на курорте не приносит большого облегчения. Мария пытается использовать отведенные ей годы с максимальной пользой. Примкнув к движению суфражисток, она под именем Полины Орелль публикует статью в журнале «Гражданка», в которой размышляет о женщинах-художницах, не имеющих возможности обучаться и выставлять свои работы наравне с мужчинами, и двойных стандартах морали современного общества

«Художественная дуэль» с Амели Бори-Сорель
Жюлиан предлагает Башкирцевой и Амели Бори-Сорель сюжет для картины к следующему Салону – написать часть его мастерской. Лучшую из двух картин Жюлиан обязуется представить в Салоне. Художницы подписывают соглашение с Жюлианом. Башкирцева затевает перестройку в помещении мастерской, где занимаются художницы – за ее счет сносят перегородку, мешающую композиции. На ночь, чтобы соперница не видела ее работы, художница закрывает окутанный полотном холст цепями и запирает их на замок. Картина была закончена к Салону, и, хотя Жюлиану и Робер-Флери она не понравилась, Башкирцева не дала внести в картину ни одной правки и отправила картину в Салон, пописав ее «мадемуазель Андрей». Жюри приняло картину и выделило ей весьма достойное место при развеске. Медали Башкирцева не получила, но своего добилась. Амели Бори-Сорель взяла реванш иначе: через некоторое время она возглавила женскую мастерскую Академии, а в 1895 году вышла замуж за Родольфа Жулиана.

Путешествие в Испанию
Марию преследуют мысли о смерти, ее мучает глухота и изводят неловкие ситуации, в которые она попадает, не слыша окружающих. Несмотря на это, художница посещает Испанию, где Башкирцевых представили королевской семье. Музей Прадо вызывает у Марии восторг: она любуется работами Тициана и Босха, Эль Греко и Гойи, она без ума от Веласкеса и делает копии его картин. В дневнике художница пишет о важной роли исполнения (технического мастерства) в том впечатлении, которое производят работы великого живописца.

«Восхитительный Бастьен-Лепаж» и признание на родине художницы
Мария снова в Париже, там ей становится хуже. «Ехать на юг – это значит сдаться. Преследования моей семьи заставляют меня почитать за честь оставаться на ногах, несмотря ни на что. Уехать – это значит доставить торжество всей мелюзге мастерской». Башкирцева продолжает работать. А в 1882 году судьба сводит ее со знаменитым художником Жюлем Бастьен-Лепажем. Он бывает в мастерской Марии, одобрительно отзывается о ее работах. Вдохновленная похвалой, Башкирцева задумывает картину на евангельскую тему – Мария и Мария Магдалина сидят у пещеры, где Иосиф Аримафейский похоронил Христа. «Тут есть величие и простота, что-то страшное, трогательное и человеческое… Какое-то ужасное спокойствие, эти две несчастные женщины, обессиленные горем…»

В 1883 году Мария представляет на Салон три работы – «Жан и Жак», портрет Ирмы и пастель «Портрет Дины». Жюри принимает их все. Башкирцева получает в Салоне «Почетный отзыв»; русская газета «Новое время» печатает статью «Русские художники в Париже. М. К. Башкирцева». Художница рада и горда – теперь о ней узнают и на родине. К ней приходит слава. Русский иллюстрированный журнал «Всемирная иллюстрация» на своей обложке печатает ее картину «Жан и Жак», работами Башкирцевой интересуются члены императорского дома… Но ей этого мало.

Последний год жизни Марии Башкирцевой
Для очередного Салона Мария пишет картину «Сходка». Ее принимают, но Башкирцева недовольна – картина в развеске получает №3. «Провести шесть лет, работая ежедневно по десяти часов, чтобы достигнуть чего? Начала таланта и смертельной болезни».

В это же время Башкирцева вступает в переписку с Ги де Мопассаном: она просит оценить ее способность к писательству, подписываясь вымышленным именем. Мопассан деликатно отвергает попытки письменного диалога, но Башкирцева пишет второе письмо, и Мопассан отвечает ей, потому что ему «нестерпимо скучно», а письмо его все-таки задевает. В ответ он рассказывает ей о своей жизни и расспрашивает о предпочтениях незнакомки. Схватка острых умов, фехтование именами и цитатами, остротами и саркастическими выпадами – в их переписке было все. Мопассан негодовал: после одного из его особо резких ответов Мария прекращает переписку.

Здоровье ее дорогого друга, Жюля Бастьен-Лепажа, резко ухудшается: у него рак желудка. Да и сама Мария очень больна. Художники много времени проводят вместе, выезжают на прогулки. Потом прекращаются и они: чахотка прогрессирует. Художница не может ни ходить, ни работать.

Марии Башкирцевой не стало утром 31 октября 1884 года. Бастьен-Лепаж смотрел на похоронную процессию из окна мастерской; художник умер через пять недель. На могиле Башкирцевой была сооружена часовня: в ней родные поместили незаконченную картину «Святые жены», там же стоял мольберт Марии, лежала ее палитра. Ги де Мопассан, узнав о кончине Башкирцевой, воскликнул: «Это была единственная Роза в моей жизни, чей путь я усыпал бы розами, зная, что он будет так ярок и так короток!»

Через год после смерти Марии Башкирцевой в Париже прошла большая персональная выставка художницы. Большинство ее работ впоследствии были перевезены матерью в родовое имение Гайворонцы; многие картины погибли в огне в 1917 году, а многие из тех, что уцелели, не пережили бомбежек Второй мировой.

«Если я не умру молодой, я надеюсь остаться в памяти людей как великая художница, но если я умру молодой, я хотела бы издать свой дневник, который не может не быть интересным».
Из «Дневника» Марии Башкирцевой. Май 1884 года.
To post comments log in or sign up.
Write comments
Discuss user publications and actions. Add the required photos, videos or sound files to comments.
Мария Константиновна Башкирцева. Myrrh-bearing wives (Holy Wives). Sketch
Myrrh-bearing wives (Holy Wives). Sketch
Мария Константиновна Башкирцева
1884,
To post comments log in or sign up.
Whole feed
Artworks by the artist
50 artworks total
1884, 117×97 cm
1881, 154×188 cm
1884, 193×177 cm
1882, 92×73 cm
1883, 93×74 cm
1881, 80.5×64.5 cm
1881, 55×46 cm
View 50 artworks by the artist